Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:08 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
Текст, бывший как-то на ФБ, но который вдруг захотелось запостить.

Название: Кто не боится ДПП
Автор: Diana Vert
Бета: Aksalin
Размер: 24000 слов
Персонажи: Тесарус, Тарн, оригинальные (преимущественно оригинальные)
Категория: джен
Жанр: экшн, боевик
Рейтинг: R
Варнинг: Насильственные смерти крупным планом.
Краткое содержание: Когда один из членов десептиконского подразделения правосудия умирает, Тарн ищет ему замену.
Примечание: Написано до того, как у ДЖД появились канонные имена. Имя «Дэдхэд» можно прочитывать буквально («мертвая голова»), а можно – в переносном смысле («пустое место», «бесполезный»).

– Босс, – неразборчиво проскрипел вокалайзер. Коротко полыхнула целая линза, а потом перегорела.
– Я здесь, – Тарн встал на одно колено и низко склонился над изрешеченным корпусом Тесаруса.
– Камера пробита, – обрывисто доложил Каон, приникая к массивному меху всем корпусом, чтобы рассмотреть повреждения. За треском зарядов, оплетающих его выносные генераторы, едва слышалось, что он говорит. Тарн улавливал слова только благодаря тонко настроенным аудиодатчикам. – Слишком давно. Реанимация искры не поможет.
– Что… малявка бормочет? – спросил Тесарус, слепо глядя прямо перед собой.
Каон коротко ударил его по плечу кулаком. Обычно насмешливо-жесткое, выражение его фейсплейта было сейчас растерянным.
– Чушка ржавая, – он сверкнул катушками на плечах и уставился в сторону черными провалами на месте оптики.
Тарн взял лицо Тесаруса в ладони и передал честно:
– Что был рад сражаться рядом с тобой.
– Я всё, да? – челюсть не повиновалась.
Что там – челюсть. Рваные дыры в металле дымились, хотя внутренние возгорания уже погасли. Тесарус прикрывал их с Восом во время захвата бункера, отвлекая огонь вражеского шаттла на себя, и за самоотверженность поплатился жизнью. Он чудом смог трансформироваться перед столкновением с землей. Теперь цепи уже отказали.
– Ты умираешь, – подтвердил Тарн. – Но ты не «всё», Тесарус. Ты сделал очень много за свою жизнь, и, главное, ты сделал все правильно. Для меня было честью командовать тобой. Я благодарен за все битвы, которые ты был рядом. Во имя дела десептиконов.
Лицевые наносерво больше не функционировали. Вокалайзер звучал механически, слабо, но с благородной – жадной – яростью:
– Вычистите тут все…
– Мы убьем каждого предателя. Каон успел выкачать все нужные данные для атаки, – успокоил его Тарн.
Они вышли из бункера как раз тогда, когда Тесарус упал, не в силах продолжать полет. Дезертиры, нашедшие убежище на этой маленькой луне и привлекавшие все больше глупцов на свою сторону пустыми обещаниями счастливой пиратской жизни, были неплохо оснащены для беглецов. У них было несколько военных шаттлов, они отстроили оборонные рубежи… неплохо подготовились – настолько неплохо, что смогли сбить одного из прилетевших за ними палачей.
Но теперь планы спрятанных под скалистой поверхностью луны сооружений были у ДПП, и дезактив вздумавших опорочить армию Мегатрона глупцов неумолимо приближался. Тарн всегда сожалел, когда необходимость свершить правосудие отнимала и жизнь члена его отряда, хотя это было по-своему неизбежным.
– Твоя смерть не напрасна. Клянусь, – пообещал Тарн.
Массивная рука шевельнулась, но Тесарус смог только подтянуть ее к колену Тарна, не больше.
– Забери ее, Тарн… забери мою искру.
Он не чувствовал, но Тарн уже это делал. Все то время, которое он стоял над гаснущим и говорил, он отводил чужую боль. Усыплял ее. Обманывал отрубающуюся нейросеть.
– Спасибо. Прощай.
Он погасил его аккуратно, но быстро, будто накрыл искру рукой – и она потухла.
Тяжелые шаги подсказали, что с другого фланга подтянулись Вос и Хелекс. Мех с броней насыщенно-синего оттенка коротко взглянул на дымящиеся руины базы, в которую из последних сил направили падающий шаттл беглые отбросы, разбившись насмерть, и уставился на дезактив.
– Почему вечно Тесарус? – спросил Хелекс, проходя мимо него.
– Потому что Тарн выбирает на его место самых больших? – хмыкнул Каон со статикой в голосе. Он жалел, что поджарить уже некого. – Легко целиться.
– Тесс бы сказал, это по тебе легко попасть. Светишься, как мишень в тире…
– Перестаньте, – попросил Тарн негромко, поднимаясь и расправляя плечи. – Почему в знак уважения вы не можете помолчать? Сожаление о потере товарища – не то чувство, которое нужно забивать в себе. Это не слабость.
– Просто убьем здесь всех, – потребовал Вос. Теперь он смотрел мимо изрешеченного корпуса – на горизонт, туда, где прятались беглецы и предатели. – Тарн?– Начнем немедленно, – распорядился он.
У его ног постепенно серело пробитое ударом бортового орудия крыло меха, которого назвали в честь одного из великих десептиконских городов.



***

Новичок, присланный вместе с кучкой новобранцев на замену бойцам, погибшим в последнем столкновении с аршитами, топтался поблизости, стараясь разглядывать Дэдхэда исподтишка. Как и у большинства мехов с неприкрытыми оптосенсорами, у него паршиво выходило прятать взгляд. А вот что Дэдхэд пялится в ответ уже минут двадцать, он заметить никак не мог. У крестообразного визора был широкий охват, для фокусировки не приходилось вертеть головой, так что новичок был как на ладони.
Ха, да он и влез бы на ладонь. Не полностью, конечно, но если бы очень захотелось, Дэдхэд одной рукой мог бы вздернуть его в воздух, несмотря на эти его гусенички и пушку, навскидку кажущуюся раза в два длиннее корпуса.
– Ты ей ни за что не цепляешься? – спросил Дэдхэд, не выдержав.
Он не был любителем молча посидеть даже в засаде, а тут молчания от него и не требовали: вместе с немногими уцелевшими его отозвали в тыл, для ремонта и перегруппировки. «Совершенно незаслуженная награда», – сказал командующий Хайтспот, страшно недовольный провальными атаками на аршитов. Пока что шугать вездесущих аборигенов вдоль линии фронта остался неопытный металлолом, чему офицеры на передовой были не рады, но – хотя бы силы свежие. Наступления, насколько знал Дэдхэд, пока не планировалось, а удерживать рубежи могли и новобранцы.
Новичок подскочил на месте.
– А? Что?
– Трубой своей, – пояснил Дэдхэд раздраженно.
– Я-а… – растерялся тот, поняв, что его интерес к сидящему во дворе штаба здоровенному меху раскрыт. Но отходить не стал, хотя попятиться ему явно хотелось. – Это… она складывается.
– Пушка? – переспросил Дэдхэд недоверчиво. – Компактный же ты болт.
Новобранец, осмелев, сделал шаг поближе. Недавно, наверное, собранный, подумал Дэдхэд. Придумали же, пушки складывать. Больненько же ему должно быть, если изнутри дуло со швами трансформации.
Впрочем, как чувствуют себя танки с интегрированным огнестрелом, Дэдхэд знал лишь теоретически. Собственное встроенное оружие его полностью устраивало.
– Что ты здесь забыл? Почему не на передовой? – Дэдхэд оперся широкими ладонями о мелкую крошку шлака, толстым слоем которого присыпаны были почти все поверхности на этой планете.
Ну, хоть никакой органической почвы. Дэдхэд любил, когда драться посылали на миры, подобные родному Кибертрону. Почти как дома сражаешься.
– Я… со снабжением. Груз сопровождаю для командующего Хайтспота… меня Скэйрсид зовут, кстати.
Новое вооружение и припасы штаб немедленно прибрал к рукам. Когда начнется распределение, никто не представлял, но Дэдхэд по негласному десептиконскому правилу «кто успел, тот и заправился» уже умыкнул пачку прессованных энергоновых пайков, спрятав их в сабспейс за спиной. Раз уж ты в штабе, нечего по сторонам зевать.
– Я Дэдхэд. Размяться хочешь?
– Я… что, с тобой? – с легким ужасом новичок запрокинул голову, когда Дэдхэд выпрямился. Голова его была где-то под бедренными шарнирами. – Про-прости, ты как-то высоковат.
– У тебя же п-п-пушка, – передразнил его заикание Дэдхэд и тоскливо махнул рукой. Скучная мелочь, что с него взять? – Ладно. Ты и правда хилый. Сломаю еще.
– Хэй, – Скэйрсид, кажется, не был уверен, оскорбляет его огромный мех со странным честплейтом или это такая снисходительная забота. Тускло подсвеченное огромное круглое отверстие в широкой груди Дэдхэда все еще его занимало, судя по мечущемуся взгляду. – Ты давно тут?
– Ну, месяца два, – буркнул Дэдхэд. Вокалайзер напрягать у него настроения не было.
– Сражался с аборигенами? Как их… аршитами?
– Так, – пожал тот плечами, – с их гончими в основном.
– Гончими?
Вот ведь любопытный. Драться не хочет, зато хочет трепаться. Но Дайкдиггер сказал ждать тут, а занять себя было вообще нечем.
– Мы так местных турболисов прозвали. Аршиты их натаскали, когтями рвут броню только так. А я об их шкуру два лезвия сломал. Быстрые твари, – Дэдхэд похлопал ладонью по гладкой, заляпавшейся за месяцы без мойки, поверхности, нашарил прилипшую металлическую стружку и принялся ее выковыривать.
Аршитов он и правда вблизи не видел. Знал только, что они размером со среднего колесного, неплохо вооружены, страшно быстрые и вырастают прямо у тебя из-под ног.
Так они и вырезали первый высадившийся на планету отряд за считанные минуты. На переговоры с десептиконами аршиты не согласились, а ведь у Хайтспота даже был приказ предложить им капитуляцию. У них был шанс: они же не органики, чтобы геноцид устраивать, в конце концов. И все же кибернетический мир безоговорочно должен принадлежать десептиконской империи, особенно если он богат рудой и расположен в стратегически выгодных координатах. Отказавшись от предложенного шанса, аршиты вроде как подписали себе приговор, но…
Хайтспот и его полк были арьергардом, вот только поддержка долго не приходила из-за других важных кампаний, а арьергард по Аршии двигался не очень успешно. Если бы всю планету требовалось засыпать бомбами или киберформировать к шаркам, это одно. Но ее надо было занять, чтобы потом разобраться, какие механизмы прячутся под пустынями шлака, а потому разрешение бомбить у Хайтспота было только по четко известным координатам военных баз противника.
Если бы кто-нибудь только мог сказать, где эти шарковы базы! Бомбардировщики поговаривали, с высоты вся планета кажется необитаемой. Кое-где имелись признаки строений, похоже, исследовательских станций или чего-то в таком духе, но без внятного военного потенциала. У аршитов даже космического флота не было, как и летающей техники. И сами они ни во что не трансформировались – хотя вот это Альфа Трион надвое сказал, ни одного живого аршита десептиконам взять не удалось, а по смутным разведданным судить было сложно.
Дэдхэд глубоко не вникал, но трансформирующимся материкам посреди вязких масляных океанов военные ученые удивились. Что бы им не перестраиваться, конечно? Но раз требовалось занять участки металлической суши, не устраивая врагам плазменный ливень, приходилось воевать по старинке. В общем, эту помойку вполне можно было назвать «необычным местечком».
Для своих нужд аршиты вовсю использовали пространство под поверхностью планеты. Но так хорошо – или глубоко – скрывались, что эхолокация ничего не давала, толстый слой шлака мешал тепловым сканерам, а улучшенных разведывательных технологий у Хайтспота в распоряжении не было. Его полк успешно справлялся с захватами территорий простого и понятного противника: занять, зачистить, подготовить все к развертыванию основных сил для широкого наступления и отправиться дальше, а тут его солдаты оказались слепыми и беспомощными. Дэдхэда это бесило, но, наверное, летуны бесились еще сильнее. Хайтспот так точно. Своими эскадрильями бомбардировщиков он гордился, а тут от них вообще толку не было.
Стоило десептиконам сунуться в какое-то место, которое по какой-то причине аршитам было дорого, силы их обороны вылезали буквально из ниоткуда и начинали крошить всех в стружку, что, в общем-то, высокому боевому духу не способствовало. Их никогда не удавалось засечь, а затем они так же быстро отступали, не пытаясь проникнуть глубоко во вражеские ряды, но всегда останавливая наступление десептиконов.
Этот кусок суши, судя по всему, аршиты особенно яростно защищали. Хайтспот закрылки грыз от ярости, что ему нельзя просто разнести все. Но, наконец, он все-таки что-то придумал, иначе зачем ему Дайкдиггер понадобился?..
– Прямо вот… твое оружие повредили? – с легкой дрожью в голосе спросил новичок, и Дэдхэд понял, что он представляет себе по меньшей мере огромные клинки, выдвигающиеся из запястий. Ха! Ну, это, конечно, круто, но дробить аршитских гончих кулаками тоже продуктивно.
– Вот эти лезвия, – с довольной ухмылкой он выщелкнул из гладкого дна дробилки несколько десятков стальных клинков. Те затупились за три месяца, однако блестели по-прежнему угрожающе. Подсветка задней стенки заливала их опасным розовым.
– О-го, – Скэйрсид округлил линзы. – Ты вот прямо… это… ого.
Увиденное более чем впечатлило его. Пожалуй, когда ты простой маленький танчик, чему-то действительно мощному и смертоносному легко позавидовать.
– Можешь поближе рассмотреть, – милостиво предложил Дэдхэд.
Обладатель большой пушки по совместительству получил от Праймуса еще и приоритетный протокол доверия, судя по тому, как и правда с любопытством сунул голову в ощерившуюся лезвиями дробилку. Дэдхэд усмехнулся, поозирался по сторонам, а потом пересилил лень и потратил все-таки пару секунд, чтобы подсчитать, как сдвинуть корпус, чтобы не срезать Скэйрсиду башку.
Визг, когда лезвия стартовали, превращаясь перед оптикой в блестящий стальной ураган, был роскошный. Скэйрсид, в ужасе хватаясь за фейсплейт, хотя тот вполне себе был цел, и ощупывая антенны на шлеме, отскочил назад, запутался в собственных ногах и повалился на спину.
Дэдхэд расхохотался, отключая дробилку. Распахнутый рот и выпученные оптики Скэйрсида провоцировали невольную истерику. Он хлопнул себя ладонями по бокам, не в силах перестать смеяться, а новобранец, заикаясь, ткнул в него дрожащей рукой:
– Ты… ты-ты! Ты с Титана, ржавь, рухнул?! – взорвался он. – Ты чуть меня не убил!
– Ба-а… – выдавил Дэдхэд сквозь смех, сгибаясь вдвое. Теперь свет из его барабана заливал маленького десептикона, который, кажется, достаточно ярко представил, что здоровяк мог сделать с его головой. – Можешь еще так повизжать?.. Оч… ха! Так смешно выходит!
– У тебя… у тебя гвозди вместо мозгов? – Скэйрсид пополз назад. Нависший над ним огромный солдат уже вызывал не любопытство, а желание в жизни его больше никогда не видеть.
– Стой, ты куда? Потрогать не хочешь? – Дэдхэд звонко постучал пальцами по лезвиям. – Ну, стой же!
– Пошел ты! Отвали! – жалобно пискнул новобранец.
– Дэдхэд, – окликнули сзади. – Что за хрень опять?
Дэдхэд неохотно выпрямился, не отвечая на вопрос Дайкдиггера. Бригадир и так все понял, судя по тому, как мрачно буравил высоченного подчиненного своей единственной желтоватой линзой. По тому, как он дергал когтями, и по вздыбленным антеннам Дэдхэд догадывался, что бригадир не в духе.
– Это ты – новобранец? – спросил Дайкдиггер у ерзающего в шлаке Скэйрсида. – Из разведки?
– Д-да, – Скэйрсид по расположению инсигнии догадался, что частично эмпурированный мех перед ним – младший офицер, и потому прекратил жалкое барахтанье в попытках подняться. Лучше уж на бампере смирно сидеть, чем истерично кататься в мусоре, пока с тобой начальство разговаривает.
– А мне сказал, что из конвоя, – Дэдхэд выразительно пригрозил Скэйрсиду пальцем из-за спины бригадира. – Я сразу понял, что ты врешь. И пушка поди ненастоящая.
– Дэдхэд, завали уже пасть, – клацнул когтями Дайкдиггер, раздраженно прокрутив гусеницы. – Я – Дайкдиггер. Ты к моему отряду приписан. А теперь со мной, к Хайтспоту. Оба.



– Почему тебя к Хайтспоту приписали, если ты разведчик? – спросил Дэдхэд как ни в чем не бывало.
Дайкдиггер шагал впереди. Двигался он быстро и непринужденно для того, кто себе альтмод из рабочего в военный перестраивал уже после эмпураты. В военное время особо не разгуляешься с апгрейдами да наворотами, если ты не важная шишка, чаще всего бойцы жертвовали подвижностью ради тяжеловесности, но Дайкдиггера неповоротливым сложно было назвать. Правда, он все равно был сильно меньше Дэдхэда. Шагай солдат в нормальном своем темпе, он давно бы обогнал бригадира, но первым к Хайтспоту вваливаться не хотелось. Поэтому Дэдхэд еле волочился рядом с надувшимся Скэйрсидом и постоянно боролся с желанием потыкать пальцем в торчащую вверх пушку. Если на нее сильно надавить, она сложится?
Он попробовал заглянуть внутрь, но почему-то дуло было прикрыто заглушкой.
Скэйрсид не отвечал, поэтому Дэдхэд прихватил его за пушку и приподнял вверх. Новобранец возмущенно втянул воздух вентиляцией и открыл было рот, но, наверное, второй раз привлекать внимание Дайкдиггера своей полной беспомощностью ему не хотелось, поэтому он забрыкался, стараясь лягнуть Дэдхэда.
– Поставь! – зашипел он.
– Да ладно, ты со мной ссориться хочешь? – негромко спросил Дэдхэд, приподнимая собеседника чуть повыше, чтобы продемонстрировать широчайшую улыбку под крестообразным визором. – Правда?..
– Авария была, – невнятно прогудел тот. Вряд ли он верил, что Дэдхэд вправе немедленно засунуть его ноги в дробилку, но допускал такую возможность, потому что отвечал подробно: – Часть болтов, которых к вам собирались отправить, смяло прессом, и… недобор заткнули теми, у кого альтмод больше подходил. У командующего Скролл Аута потерь не так много, как у вашего…
Судя по тому, как он кривился, вес всего его корпуса крепления пушки выносили с трудом.
– «Нашего», – поправил Дэдхэд, резко ставя Скэйрсида обратно. Тот чуть не потерял равновесие, но все же удержался. – Ох, не повезло тебе, дружище. Твой альтмод ему не подойдет. Если бы ты хоть вертушкой был, и то паек с хайгрейдом, а тут…
– Дэдхэд, засунь вокалайзер в глушитель, – рыкнул Дайкдиггер через плечо.
– Та-а-ак точно. И кстати, – добавил он, обращаясь к Скэйрсиду, – про Скролл Аута ни слова при Хайтспоте. Он на отработку изойдет…
– Дэдхэд!
– Я о мелком забочусь! – возразил тот. – Молчу, молчу.
«Мелкому» очень хотелось ответить что-то достойное, но он не решался сквернословить при Дайкдиггере, а короткого взгляда на гостеприимно открытый барабан, способный в любой момент засверкать острыми лезвиями, хватало, чтобы отказаться от мысли с Дэдхэдом препираться.
– А ты здесь… кто? – наконец, очень тихо поинтересовался он. Брошенный в полк, про который он ничего не знал, приписанный к отряду, о котором не имел представления, Скэйрсид явно хотел какой-нибудь определенности, прежде чем быть представленным командующему. Единственным, с кем можно было очень тихо перекинуться парой слов, оставался очень большой мех с очень плохим чувством юмора.
– Раньше я по допросам был. А на Аршии дырки затыкаю в обороне, – поделился Дэдхэд. – Пока ни одного аршита еще не поймали, чтобы было кого пытать, – сообщил он безрадостную весть. – Скукотень.



Следующие полчаса Скэйрсид старался вести себя очень тихо. Превратиться в пустое место он никак не мог, но не производил ни звука и старательно не пялился, хотя это было непросто. Взрыв эмоций, который демонстрировал Дайкдиггер, имел с покорным исполнением приказов начальства – а это был приоритетный протокол в свежей прошивке Скэйрсида – мало общего. Скучающий вид Дэдхэда, как будто смотрящего куда-то сквозь командующего Хайтспота, если вообще не отключившего обработку видеопотока – по визору не скажешь, – тоже не соответствовал его представлениям о том, как надо вести себя на брифинге.
– Если ты просто нас пристрелишь, результат будет такой же! – отсутствие фейсплейта на способность живо выражать эмоции не влияла. Дайкдиггер возмущался так, словно перед ним не командир полка был, а его собственный солдат. – Подожди разведывательный батальон! Пока мы сдерживаем аршитов, но лезть в «паутину»… мы же ничего толком не знаем!..
Хайтспот, скрестив руки чуть выше бронированного кокпита, буравил его злой алой оптикой. Джет с агрессивным желто-багровым узором на черных крыльях, командовавший наступлением на аршитов, уж точно не был доволен, что его приказ имеют наглость критиковать при нем же.
– Нам нужно полностью взять под контроль материк, – отрезал он. – Не тебе решать, когда пора, а когда нет. Собирай своих ползунков – и вали, куда приказано!
Дэдхэд повернулся к Скэйрсиду и выразительно скривил губы. Видимо, «ползунки» его задели.
– Ты нас вслепую шлешь, – подал он вдруг голос, привлекая внимание и не давая Скэйрсиду возможности на минимальных настройках вокалайзера спросить, что такое «паутина», например. – Я видел этих болтов, командир. Туда без разведки идти – все равно что себя надвое пилить.
– Твоего мнения никто не спрашивает, – отрезал Хайтспот. – Ты должен поймать парочку аршитов живыми и вытрясти карты, координаты – все, что может понадобиться моим бомбардировщикам.
Он отвлекся, развернулся к Дэдхэду, и Дайкдиггер из-за его спины клешней полоснул по воздуху у горла. Злился на то, что подчиненный раздражает и без того ярящегося командующего.
– И разведка у вас теперь есть, – ухмыльнулся тем временем джет, коротко окидывая взглядом Скэйрсида. Тот отчего-то почувствовал себя словно химическими отходами облитым. Мерзко, жжется, но и гусеницами не передернешь, вдруг глубже затечет.
– Скэйрсид только что прибыл на планету, – встрял Дайкдиггер. – Один новичок-разведчик тебе карту материка должен добыть, что ли?
– Твои спецификации, – потребовал Хайтспот, и Скэйрсиду пришлось торопливо выдать, какой набор профессиональных программ и улучшений у него стоит. Дослушав до зондов, Хайтспот прервал его движением руки и обернулся к Дайкдиггеру: – То, что нужно. Ты бы сначала с собственным новобранцем поближе познакомился, Дайк. Итак, сутки назад в квадрате Т-14-91 взвод Фиршота занял воронку, откуда аршиты лезли со страшной силой. Оттуда начнете – там точно есть что-то, что этим скоростным поганцам дорого.
– У меня пятнадцать мехов, – все так же на высоких тонах продолжил Дайкдиггер, – еще у Фиршота около сорока…
– Они останутся. Как и отряды Карнифекса и Индикатора. Линия фронта не должна сдвинуться, пока вас не будет, а если аршиты не попытаются воспользоваться тем, что мы сократили число бойцов на рубеже, они совсем тупицы.
– Ну, вообще чудесно, – пробормотал Дэдхэд тихо.
– Пятнадцать солдат должны тебе Аршию преподнести? – линза Дайкдиггера почти было потухла, но потом сердито сверкнула снова.
– К тому времени как Скролл Аут притащит сюда своих дармоедов, материк должен быть наш! – рокот двигателя не обещал ничего хорошего. Скэйрсид как будто попал между молотом и наковальней. И хотя на молот больше походили кулаки Дэдхэда, влетит здесь, скорее всего, от командующего. За неповиновение.
А он даже не виноват, он просто рядом стоит!
– В этом, что ли, проблема? – обозлился Дэдхэд. Командующий едва доставал ему до середины честплейта шлемом, хотя остроконечные крылья поднимались выше. Для любого меха его роста это создавало любопытный эффект: он будто замирал над собеседником, готовясь на него спикировать, даже когда просто стоял рядом. – Скролл Аут у тебя этот кусок ржавого металла украдет?..
– Еще одно слово, морда исполосованная, и следующим твоим местом назначения будет штрафбат, – Хайтспот бесцеремонно ткнул в него острым когтем. Скэйрсиду было с чем сравнивать, лезвия в честплейте Дэдхэда сверкали повнушительнее, но… – У твоего солдата совсем плохо с дисциплиной, Дайк. Может, ему тоже пасть запаять?
– Я это исправлю, сэр, – клешня снова клацнула. Он их натачивал, понял Скэйрсид, и очень остро. Чего еще ждать? У боевиков каждая часть корпуса – оружие.
И – вдруг осознал Скэйрсид – Хайтспот только что задел бригадира за искру своим… комментарием. Он ведь имел в виду эмпурату, да? Скэйрсид имел лишь общее представление об этой давней омерзительной казни, но чтобы десептикон – десептиконский командир – кому-то… намекал на… он постарался скрыть свое удивление, опустив оптику в пол.
Почему Дайкдиггер вообще не… не исправит это… «уродством» Скэйрсид даже про себя назвать внешний вид бригадира не решался, но слово упорно лезло само.
– Судя по докладу Фиршота, это вход в сеть коммуникационных тоннелей, – продолжил Хайтспот, включая голографическую карту и отмечая на ней какую-то точку мигающим красным. – У вас будут зонды. Войдете, вытащите парочку их офицеров и свалите. Большего нам не надо. По первым же переданным координатам я пошлю бомбардировщиков, а дальше они запаникуют, – он ухмыльнулся, предвкушая давно желаемый исход кампании. – Выкурим их всех. А запорете задание – я вас казню.
Скэйрсиду стало совсем не по себе. Нет, он правда укомплектован неплохим набором зондов, ориентация вслепую на новой местности, в том числе под землей, это как раз его специализация. Но хотя Хайтспот описывал задание как не слишком сложное, пробуждало сомнения то, что ему активно возражали сразу два меха, очевидно, неплохо разбирающихся в том, с кем тут приходится сражаться.
– Хайтспот, ты же помнишь, что сказал… – начал Дайкдиггер, опустив голову. Узкая оптическая розетка и выдающиеся далеко назад антенны казались непропорционально маленькими для такого большого корпуса. Бригадир выглядел нескладным, особенно рядом с командующим, обтекаемость корпуса которого была заметна даже в робомоде.
– Молчать! Твой отряд, Дайк, нужен для того, чтобы наводить моих бомбардировщиков, – Хайтспот хищно оскалился. – Обеспечивать основным боевым частям успех – ваша прямая задача. На это вы еще годитесь. Обрастать ржавчиной в сервоприводах, пока Скролл Аут крадет мою победу, я не дам. Добудьте мне карту «паутины».
– Так точно, – мрачно, но четко ответил Дайкдиггер.
– Я нужен, чтобы вытряхивать топливные шланги из мехов. А не по тоннелям шляться, – возразил Дэдхэд.
– И у тебя будет шанс, – почти мягко сказал Хайтспот, а потом – Скэйрсид заметить не успел – оказался рядом и всадил чуть в стороне от неподвижного барабана дробилки когти. И дернул руку на себя, вынуждая Дэдхэда нагнуться. – Облажаешься – я тебя сам распотрошу.
Запустить сейчас перемалывающие ленты и снести ему башку было так легко! Командир, кажется, совсем не боялся, а ведь Дэдхэд мог просто еще чуть ниже нагнуться и активировать механизм…
Скэйрсид испугался, что его сейчас втянут в бунт.
– Понял, сэр, – мрачно отвесил Дэдхэд.
– Мы захватим материк. Я сделаю его своим. Никакого Скролл Аута, только наша победа, – Хайтспот отдернул руку, жест выглядел брезгливым. – Вы не пожалеете, когда все закончится. Даже ты, увалень.



– «Увалень», – повторил Дэдхэд зло. Свежие повреждения его не так беспокоили, как последнее небрежное оскорбление. – Шарк недобитый.
– Тебе и правда электрошок не помешает, – буркнул Дайкдиггер. – Что нарываешься? Это было ласковей, чем ты заслуживаешь.
Скэйрсид почувствовал себя еще более неловко.
– Хайтспот всех, кто не летает, за дронов держит, – Дэдхэд хлопнул Скэйрсида по спине так сильно, что тот пропахал в шлаке две глубокие борозды, сопротивляясь вдруг толкнувшей его вперед силе. – Добро пожаловать.
В его голосе разливалось искреннее раздражение.
– Хватит, – Дайкдиггер остановился. – Дэдхэд, вернемся с задания – все штрафные наряды твои, – то, как он бесстрашно одергивал утыканного лезвиями монстра, вызывало у Скэйрсида смесь уважения и восхищения. Хотя это, конечно, нормально. Он же лидер отряда, Дэдхэд обязан ему подчиняться. Но создавалось ощущение, что даже Хайтспота кон с крестообразным визором слушается меньше, чем своего непосредственного командира. – Скэйрсид, где зонды? Бери их и поехали. Времени в обрез.
– При мне они, – разведчик похлопал по выступающей над головой «пушке». – Контейнер и антенна.
– Ха! Я ж сказал, – воодушевился Дэдхэд. – Липовая пушка! А стреляешь-то тогда из чего?
– Эм… бластер? – Скэйрсид нерешительно посмотрел на Дайкдиггера. – Мне оружие выдадут? Сэр?
– Ох, ржа, ты еще и пустой, – бригадир притушил эмпурированную линзу с нижнего края, как будто закатывая ее. – Через шесть минут у ворот, – приказал он. – Дэдхэд, вооружи новичка. За опоздание зад твой необъемный надеру. Понял?
Он трансформировался и, разбрызгивая мелкие черные камни, уехал – видимо, за остальными членами отряда.
– Так точно! – вслед ему крикнул Дэдхэд и развернулся: – Эй, где твой энтузиазм, как там тебя… Скэйрсид?
– Вы… у вас… всегда так… брифинги проходят? – робко спросил тот, поднимая фейсплейт. Небо на Аршии было черное, мутное. – Это… как-то…
Дэдхэд рассмеялся снова. Он делал это с таким же эмоциональным накалом, как злился или – Скэйрсид немного мог наблюдать в начале этого странного дня – скучал. От всей искры. Его перепады настроения немного выбивали из колеи.
– Что, чуть не слил от их манеры миссии обсуждать? Да Дайк служит с Хайтспотом столько, сколько приличный солдат вообще не живет, – наконец махнул рукой Дэдхэд. – Он отличный бригадир, это все знают. Хайтспот всех, кто внизу копошится, ниже своего достоинства считает. Но у Дайка-то мозговой модуль на месте, хотя рожей он, конечно, не вышел.
И вот опять. Они… говорят про эмпурату так, словно бригадиру просто… от создания такой фейсплейт сделали. Вернее, не сделали. Никакого. У Скэйрсида не было времени зарываться в архивы памяти, которые пассивно подгрузили ему при создании, он просто почему-то знал, что… так не принято. Не должно быть принято.
– Но, честно сказать, Дайк так не распалялся раньше, – продолжал Дэдхэд. – Если он говорит, что дело – ржавь, то так и есть.
– Да ты тоже не… не очень-то…– Скэйрсид развел руками.
– Это да, – согласился вдруг Дэдхэд. – Хайтспот меня бесит. Пошли, – свернул он разговор. – Пушечку тебе по размеру подберем.
Он сдвинул пальцы, показывая размер скорее крепежного винта, чем бластера, и снова засмеялся в кулак.
Что ж, в этом полку, кажется, все не слишком тактичны, когда речь идет о внешности.



Скэйрсид записал в активную память имена всех новых сослуживцев, но все еще путал пятерых или шестерых (и не мог разобраться, почему два разных меха записаны одинаково), поэтому старался держаться поближе к тому, кто, по крайней мере, был ему знаком.
Загружать имеющиеся об Аршии данные ему приходилось по дороге. Несколько раз в местные сутки, когда все материки меняли форму, вдоль их трансформационных швов проходили мощные выбросы раскаленного пара.
Именно такой сейчас остался за спиной. Ясно, почему Дайкдиггер так их торопил: там, где они недавно проехали, разлилась река кипящего масла. Скэйрсид даже трансформировался – на безопасном расстоянии – чтобы получше разглядеть впечатляющую картину вмиг преобразовавшейся пустыни.
К счастью, то, как перестраивался материк, уже давно изучили. Цикл был известен, поэтому Дайкдиггер смог проложить маршрут к отряду Фиршота. И тем не менее из графика выбиваться было нельзя: если не проехать к следующей безопасной точке до новой трансформации, можно заживо расплавиться.
Но пару минут-то можно пропустить, он все-таки быстрее всех в отряде…
– Не отставай, – услышал Скэйрсид тут же. – Потом полюбуешься. Налюбуешься, я даже скажу. Видеть не могу эти паршивые фонтаны, – с чувством добавил Дэдхэд. – Дрянь полная.
– А ты это… не художник, – пробурчал Скэйрсид, которому картина показалась красивой.
Собственно, до этого он видел только помещения на станции, где его собрали, и картинки из архивов. На Аршии была сильно разреженная атмосфера, но что-то в газовой оболочке планеты заставляло пар обращаться в сверкающие капли. Скэйрсиду показалось, что они бьются о нагревшуюся металлическую почву, как осколки стекла.
– Не лезь туда, главное, а то с гусеницами попрощаешься, – предупредил Дэдхэд. – Эти кристаллы взрываются от малейшего касания. Давай, двигай уже.
Нужно было, наверное, как-то сосредоточиться на деле.
– Кто-нибудь уже спускался вниз раньше? – Скэйрсид рухнул на гусеницы и поддал скорости. И почти тут же задрифтовал, когда ему показалось, что он вот-вот наедет на что-то, блеснувшее под дальними огнями. А если эти стеклышки тут везде пораскиданы?..
Кто-то впереди заржал, и он постарался сосредоточенно следовать по уже проложенным следам, нагоняя Дайкдиггера.
Его команда была… разношерстной. Кажется, Дайкдиггер сколотил под своим началом болтов из разных функциональных отрядов, поскольку кое-кто тут явно был слишком легким для полноценного бойца арьергарда, а кое-кто, напротив, тяжеловат для скоростных перебросок из точки в точку.
Дэдхэд обмолвился, что Хайтспот не жалеет «ползунков», поэтому ничего удивительного в разношерстной компании не было: кто выжил, тот и перекочевал под начало Дайкдиггера. Это, с одной стороны, делало отряд способным выполнять самые разные задания, с другой, шло несколько вразрез с той доктриной, которая была заложена в мозговой модуль Скэйрсида. Впрочем, многое, что в него было заложено, подвергалось стремительной переоценке в тот самый момент, когда они преодолевали каньон, размытый раскаленными потоками слившихся сейчас технических жидкостей планеты.
Скэйрсид буквально чувствовал, как недружелюбная Аршия увлеченно царапает его гусеницы. Он был самым легким бойцом здесь, а в альтмоде годился, только чтобы давить не очень массивных врагов. Тем, кого наскоро собирали для выполнения конкретной функции в армии, ничего лишнего не прикручивали – все-таки каждая интегрированная система требует внимательной, филигранной отладки. Ладно хоть, внешне он не казался таким слабым, каким себя чувствовал.
Все в отряде, кроме Дайкдиггера и Дэдхэда, были стрелками, но эти двое компенсировали невозможность ответить на дальний огонь мощной броней, поглощающей выстрелы, пока ты подходишь на расстояние удара. А от Скэйрсида требовались проходимость, скорость и легкость. «Недотанчик», – как дружелюбно поприветствовал его один из новых камрадов. Кажется, Питкрашер (кто-то из них). Или Байворд. Звучало все равно лучше, чем презрительное «штамповка», которое в сторону прошипел Бэкшот.
– Командир? Дайкдиггер? – ну, хотя бы догнать бригадира ему удалось без труда. – Ты сказал… вы не проводили разведку? Совсем?
– Ха, – что-то в металлах на этой планете создавало помехи, и голос Дайкдиггера скрипел, прерываясь. – Я погрешил против правды, но немного. Наших разведотрядов мы лишились в первую очередь. Нашли несколько бункеров, но глубоко не спускались. Бойцы Хайтспота не приспособлены к сражениям в узких коридорах и исследованию пещер.
– А-а… а вы? Мы? – Скэйрсид видеозахватом отыскал Дэдхэда. Тот плелся позади, оставляя за собой широкие следы. Если бы их хотели тут выследить с воздуха, никаких проблем бы это не составило. Правда, аршиты предпочитали все делать, не высовываясь на поверхность… интересно, какую вибрацию создают десяток танков и пяток бронированных колесных? Слышат ли враги их… из-под земли?
– Сегодня мы – разведотряд, – хмыкнул Дайкдиггер.
– А что там за зонды расхваливал Хайтспот? – спросил Дэдхэд.
– О, я… я получаю с них данные даже на очень большом расстоянии. Они могут просканировать сеть тоннелей, а я составлю карту. Еще они засекают все формы кибернетической и органической жизни…
– Наши встроенные сканеры под поверхностью планеты сбоят как проклятые, – сказал Споттер. В робомоде он немного прихрамывал, но сейчас ехал бодро, не болтался в хвосте.
– У моих зондов диапазон шире встроенных. Правда, их немного, их надо подзаряжать, но…
– Супергерой наш, – пропел еще кто-то, не идентифицируемый пока по голосу. – Размером с кнопку.
Глухой гогот Дэдхэда уже даже не удивил Скэйрсида. Оставалось только игнорировать все, что он скажет…
– Кнопка! – повторил Дэдхэд и, демонстрируя полное отсутствие изысканности в вопросах чувства юмора, пояснил причину своего веселья: – Если в робомоде вниз головой перевернуть!..
Кажется, даже Дайкдиггер зафырчал, скрывая смешок за рокотом двигателя, и Скэйрсид окончательно отчаялся.



– Почему «паутина»? – спросил он.
Они добрались до воронки, и Фиршот уже выдал им то немногое, что знал о местности. Его солдаты оказались редкими удальцами, выдержавшими прямое столкновение не с гончими, а с самими аршитами. Правда, никто не мог объяснить, как так получилось, что после боя не осталось ни одного дезактивированного корпуса противника, но по сравнению с другими загадками Аршии это было не таким уж странным.
«Сквозь землю провалились» было вполне подходящим выражением, когда речь шла об аборигенах.
Подобные воронки служили своеобразными вратами в подземный мир. Десептиконы и раньше захватывали такие, но обычно они оказывались покинутыми… и никуда не вели. Аршитам по силам было заставлять металлические пласты сдвигаться, наглухо перекрывая проходы.
В этот раз бойцам Фиршота удалось заблокировать механизм. Фиршот потерял больше половины личного состава, зато теперь оптике открылся непроглядно черный спуск вниз. К настоящим территориям врага – где они жили, группировались для атаки, изобретали новые способы убивать захватчиков. Это вам не скучная, постоянно заливаемая то лавой, то маслом, то расплавленным металлом пустыня. Это секреты, позволяющие управлять планетой… и возникать из ниоткуда, прямо под ногами ни о чем не подозревающих десептиконов, избегая сканеров и всевозможных ловушек.
Чувство ответственности окончательно разлеглось на траках Скэйрсида, не таких широких и грубых, как у Дэдхэда или даже Дайкдиггера. И ему нужно… им нужно вытянуть целую кампанию, просто нырнув в огромную… нору.
Ему казалось, что никто вокруг не дрейфит. Скэйрсид никогда столько дезактивов не видел, как около этой воронки. Солдаты собрали все корпуса в одном месте. Изрезанные, прожженные, заляпанные чем-то неизвестным, белым, похожим на органическую слизь… Скэйрсид старался контролировать сервоприводы и вокалайзер, но ему показалось, что голос все равно дрогнул.
– За три месяца мы один участок их… коммуникаций смогли изучить, – пояснил Дайкдиггер. Они расположились на краю воронки – небольшая передышка перед тем, как пойти внутрь. – Меня там не было. Споттер, расскажи Кнопке про «паутину»! – крикнул он.
А потом отстегнул гибкий бронированный щиток с шеи, и Скэйрсид, засмотревшись, не успел возмутиться тому, что его снова назвали глупым прозвищем. Ему с трудом удавалось не пялиться, и он почти испытал облегчение, когда понял, что шея у Дайкдиггера выглядит нормально. Но вот то, что бригадир сделал потом, уже было необычным. Ловко орудуя когтями, он вытащил из сабспейса внушительный шприц, заполненный – судя по цвету – энергоном, и всадил иглу в центральную трубку.
Ох. Да, у него же нет прямого доступа к верхнему клапану. Скэйрсид торопливо отвел взгляд. С Дайкдиггером было так же сложно, как с Дэдхэдом. Кто разберет, куда точно они оба смотрят?!
Споттер развалился рядом, разложив под головой стальные лепестки, в альтмоде формирующие охладительную трубку вокруг его лазерной пушки.
– Как ты себе представляешь тоннели, которые они используют для перемещения? – спросил он.
– Ну… сеть… коридоров под поверхностью планеты? Наверное, на разных уровнях, и…
– И они невероятно разветвлены, – кивнул Споттер. – Запутаны. Это в прямом смысле паутина. Местами такая тонкая, не то что Дэдхэд – ты не пролезешь. Местами болты Хайтспота пролетели бы без проблем. А еще, ха, мы так и не поняли, как они перемещаются там. Далеко не всегда есть переходы между тоннелями, зато гончие прыгали на нас с потолка. В прямом смысле.
– Там, наверное, заблудиться – как масло слить, – пробормотал Скэйрсид.
– Потому ты и с нами, – Дайкдиггер осторожно извлек иглу и шлепнул что-то на шланг. Полупрозрачный гель мгновенно затянул дырку. – Я видел твои техданные. Экспериментальный проект, инфу с зондов без подключения выкачивать можешь.
– Это… на базе разделенной нейросети сформировано, – согласился Скэйрсид и не очень понял, почему все так на него уставились. К тому, что «штамповка» многим не по искре, он был морально готов, об этом шептались на его родной станции слишком громко. Но большинство членов отряда пока не проявляло к нему сильного негатива. – Я в мозговой модуль получаю сигналы.
– Хайтспот за него сразу схватился, – хмыкнул Дайкдиггер, обращаясь к остальным, и вернул щиток на место. Так или иначе, слушали почти все, только Дэдхэд в сторонке заканчивал догрызать прессованный энергон сверх пайка, а Гроссофтер убедительно требовал с ним поделиться, поскольку Дэдхэд, по его мнению, был ему должен. На ругань меха со скрещенными гусеничными лентами на честплейте Дэдхэд не обращал внимания. – Кнопка из ограниченной партии. Да?
– Я не… – он хмуро передернул плечами.
«Из партии». Звучало так, будто он вообще годился только для одной какой-то цели, и, судя по всему, эта цель была – сдохнуть в неведомых черных глубинах «паутины». Конечно, его построили, чтобы десептиконы могли успешнее и быстрее захватывать новые планеты, но… но ведь… «У вас есть шанс на большое будущее», – так говорили их конструкторы, заканчивая тесты, пока у новеньких «штамповок» процессоры раскалывались от усиленной загрузки данных.
– Нас пятьдесят разных моделей. У меня вроде как… самый тяжелый альтмод был, поэтому, когда командующий Хайтспот запросил подкрепление, меня к вам направили.
В окружении бойцов Дайкдиггера слова про «тяжелый альтмод» звучали особенно жалко.
– Не говоря о том, что наш малыш может маскировать электромагнитные поля и шифровать сигналы со сменой ключ-кода раз в минуту, – продолжал Дайкдиггер. – С таким талисманом мы в самом выгодном положении.
Хайтспота Дайкдиггер отговаривал от операции, а своим бойцам представлял новобранца гарантом успеха миссии… а еще – пассивным придатком к команде.
Было бы очень неуместно наезжать на бригадира из-за снисходительного «наш малыш», так что Скэйрсид посильнее сжал кулаки. Он сейчас жалел, что у него нет маски, потому что всем видно, как он бессильно злится.
Он так и не успел ничего придумать. Громкий взрыв в стороне заставил всех схватиться за оружие – или активировать его. Скэйрсид уже представил прущую из воронки толпу аршитов – тонкокорпусных, с гладкими безлинзовыми шлемами, – но Фиршот заорал что-то про идиотов, которые не смотрят, куда прут. Дайкдиггер и часть его солдат спустились чуть ниже. Дэдхэд лениво подошел к краю:
– Аршиты подбрасывают дождевые кристаллы иногда. Под гусеницы смотри, короче.
Подорвавшийся десептикон пытался подтянуть отлетевшую в сторону ногу, запекшийся энергон бугристой коркой покрывал слом. Болты Дайкдиггера смеялись – видимо, не упускали момент, когда можно попотешаться над кем-нибудь, кто не может в ответ вдарить посильнее.
– Ты больной, выходит? – спросил вдруг Дэдхэд, и Скэйрсид обнаружил, что десептикон-дробилка нависает над ним сзади.
– Что? Почему? Что вы все привязались вообще? – рассердился Скэйрсид отчаянно.
– Разделенная нейросеть, это вроде когда тебе больно из-за другого болта? – простодушно пояснил Дэдхэд. – А ты с зондами коннектишься. Это же хуже дронов, наверное!
Скэйрсид моргнул оптикой, а потом подавил желание обозвать здоровяка тупицей при сотоварищах.
– Нет. Мне не больно. Это как если бы тебе было больно, когда… когда ты эту свою штуку активируешь, – он ткнул пальцем в дробилку.
– А. Ну, это приятно, – ухмыльнулся Дэдхэд. – Хорошо тогда, Кнопка, погнали вниз.
Что – «хорошо» – Скэйрсид так и не понял. Но прозвучало так, будто Дэдхэд был рад, что новобранцу не нужно лишний раз сочувствовать, и можно продолжать с чистой искрой унижать его из-за недостаточных габаритов.
Как будто перед оптикой не разворачивалась сейчас наглядная демонстрация того, что чужая боль здесь никому не мешает веселиться.



Сигнал с зондов становился слабее, и Скэйрсид все ускорял шаг. Он открыл панель на предплечье, дублируя на экран информацию о сетке коридоров. Сложное их сплетение и правда выбивало из колеи: зачем тратить столько сил, прокладывать такое множество путей, большая часть которых не пересекается… иногда так близко, что можно пробить стену – и оказаться в соседнем проходе?
Стены коридора, по которому они спускались, были из черного гладкого металла. Иногда встречались выбитые глифы, и Скэйрсид фиксировал их на карте, но пока не понимал, что они значат. По данным десептиконов, аршиты хотя и не входили в Галактический совет (что не странно, кибернетический вид все же – да и недостаточно технически продвинуты, чтобы активно выступать на политической арене), но контактировали раньше с гостями извне. Однако доступ к примитивному словарю (преимущественно фонетическому) не помогал ни в чем разобраться. Обычно глифы закручивались вытянутой спиралью от пола до потолка, но иногда попадались под ногами или на своде тоннеля.
Еще одна аршитская загадка? Скэйрсид отдельно просканировал несколько спиралей, но ничего особенного в них не обнаружил – никаких спусковых механизмов ловушек. Может быть, это указатели? О, им не помешали бы указатели…
Когда он открыл тубус и выпустил парящие на высоте его фейсплейта зонды, когда те разлетелись, ныряя в разные коридоры, чтобы бесшумно двигаться по ним и сканировать, выискивая другие пустоты, он почувствовал себя спокойней. Это дело было ему понятно. Он это умел: приоритетные задачи исполнялись легко и с удовольствием.
Правда, «паутина» аршитов угнетала помехами и небольшим расстоянием контакта с зондами. Скэйрсиду приходилось постоянно корректировать настройки, а через несколько часов он почти перестал получать сигналы.
Дайкдиггер шел впереди, сворачивая там, где говорил Скэйрсид, остальные плелись сзади. Первое время все ждали атаки, но потом начало казаться, что аршиты уже сбежали, а движение пластов металлической породы использовали, чтобы обрубить все важные выходы. Правда, зонды не высветили еще ни одного тупика.
Отряду хотелось как можно быстрее найти любое укрепление аршитов, не то что базу – хоть бы склад. Место, где будут если не офицеры, то просто компьютеры, из которых можно что-нибудь выкачать. «Где уже, наконец, начнем драться», – повторял Рук. Проблема заключалась в том, что Скэйрсид видел, благодаря зондам, замкнутую систему коридоров, которые никуда не вели. Они поднимались выше или спускались вниз, расширялись и сужались, но пока не встретилось даже намека на то, что здесь вообще есть что-то иное, кроме коридоров. Следов было много, и все они принадлежали когтистым четырехлапым созданиям – гончим аршитов, по всей видимости.
Он начал думать, что, возможно, эти тоннели использовались только для транзита на поверхность, и нужно отыскать выход на какой-то более глубинный уровень, где таятся противники и хранятся секреты Аршии. Но так как пока ничего похожего не встречалось, он молчал, обрабатывая и анализируя информацию до процессорных болей. Чтобы слышать зонды сквозь помехи, приходилось непривычно напрягаться, и это, кажется, было написано на его фейсплейте.
Надо попросить маску. Когда все закончится. Вот они вернутся, и… почему всем в обязательном порядке не проектируют маски? Это же не нитро и не ракеты какие, а металлическая пластина поверх фейсплейта. Сейчас даже Дайкдиггер был в более выгодном положении! Он всегда кажется сурово-невозмутимым, даже когда смеется или ругается.
Интересно, ему тоже не по себе? Никто ведь не узнает.
– Тут шарков отряд таких, с зондами, нужен, – бормотал за спиной Скарк. – Мы тычемся вслепую.
– У Скролл Аута таких болтов сколько, сорок девять? А у нас один, – согласился Дэдхэд. – Отстой.
Дайкдиггер приказал заткнуться. Скэйрсид шифровал сигналы, производимые любым кибертронцем в онлайне, это правда, но эхо чужого голоса приглушить был не в силах, а внутренняя связь здесь не работала.
Скэйрсид чуть отстал, убеждая себя, что стесняться или чувствовать себя виноватым не нужно. Они все тут выполняют приказ, нравится это им или нет. Он делает все, что в его силах. У него только четыре зонда, больше поддерживать не получается. От долгого напряжения и так все гудело – когда он говорил Дэдхэду, что это не больно, он не ожидал таких сложностей с трансляцией.
– Почему командующего так… бесит Скролл Аут? – спросил Скэйрсид негромко.
– Ха. Философским вопросом задаешься, Кнопка, – махнул Рук огнеметом, который держал на взводе. – Хайтспоту только бы Скролл Аута обскакать. Сколько я в этом полку, эта грызня вообще не заканчивается.
– Он повышения хочет, – встрял Питкрашер («тот, что без маски», – идентифицировал Скэйрсид), догоняя их. – Ясно же: кто захватит Аршию, получит весь дивизион. Так что надо выделиться любой ценой.
– Наших нервных блоков ценой, – буркнул Дэдхэд.
– А тебе что? – резко бросил Дайкдиггер. Он вроде и голос не сильно повышал, а все равно звучал угрожающе. – Ты солдат – выполняй приказ, а не болтай. То, что ты большой парень, ниболта никому не важно.
Дэдхэд недовольно заворчал двигателем.
– К голосу разума Хайтспот не прислушается, даже если это будет голос Девастатора, – хихикнул Байворд.
– Полный отстой, – подтвердил Дэдхэд.
Тут Скэйрсид чуть не потерял сигнал, выкрутил мощность антенны на максимум и споткнулся от того, как мгновенно зафонили обступившие его танки.
– Эй. Ты норм? – спросил кто-то. От его приближения помехи зашипели еще сильнее.
– Норм, норм, – Скэйрсид вцепился в антенну. – Слишком… момент, я перегружусь. Подождите, пожалуйста.
Дайкдиггер остановился чуть впереди, прислонился к стене и скрестил руки на честплейте. Двое продолжали целиться в подсвеченный мощными фонарями коридор впереди, еще пара бойцов обернулись, чтобы вездесущим аршитам не удалось зайти сзади. Они оставили за спиной слишком много поворотов и ответвлений, чтобы не ждать атаки с тыла.
– Извините, – промямлил Скэйрсид. Ну вот, попробовал удовлетворить свое любопытство, а в итоге чуть зонды не растерял. – Настройки… надо вернуть…
– Делай, что нужно, – распорядился Дайкдиггер. – Ты единственный тут ориентируешься. Мы слепые совершенно.
Скэйрсид сполз на пол – гладкий, сплошной, без единого шва – и отрубил почти все программы и датчики, мощность процессоров направляя на то, чтобы транслировать сигнал зондам. Он даже не ожидал, что попытка пробиться сквозь помехи, создаваемые самой «паутиной», выведет его из строя так быстро. Зря он повысил чувствительность, здесь все… фонило чем-то, будто было пропитано едва заметными потоками сигналов, и было физически больно. Невыносимо, остро больно.



Кнопка хлопнулся фейсплейтом в пол.
– Вот ржавь, – Споттер наклонился и потряс разведчика за плечо. – Он оффлайн.
Дайкдиггер подскочил, перевернул корпус и взглянул в темную оптику. В глубине моргали слабые огоньки. Экран на открытом предплечье шел помехами, иногда тускнея, но не вырубался. Карта, впрочем, плясала так, что непонятно было даже местоположение отряда.
– Перезагружается, – сказал он коротко. – Подождем.
– Отлично. Мало того что «штамповка», еще и бракованный, – рыкнул Бэкшот.
– Мы тут стоим как, ржа, в чистом поле, – Дэдхэд выразительно сплюнул маслом и плюхнулся на пол, притуливаясь к стенке. – Мне, может, мишень на спине нарисовать?
– У тебя честплейт как мишень, – хмыкнул Байворд.
– Давай, попади, – Дэдхэд без труда пихнул его кулаком в колесо на бедре, не вставая, зато выщелкивая лезвия. – Я тебе супинаторы пощекочу.
Он был совсем не против кого-нибудь сейчас приложить, и сослуживец вполне годился. Вот только, к сожалению, дальше на рожон не полез.
Дайкдиггер поддел клешнями Кнопку и подтащил его к стене рядом с Дэдхэдом. Разведчик тихонько гудел, демонстрируя, что не умер внезапно от искрения в мозговом модуле или еще какой ржавчины.
Его оптика загорелась через несколько минут, и он тихо застонал. Жалобно оглядел нетерпеливо переминающихся десептиконов и неуверенно выдавил:
– Сколько… времени сейчас?
– Ты кого спрашиваешь? У меня хронометр почти сразу сбился, как мы вошли, – сообщил Дэдхэд.
– Мой тоже, – Редгласс поднял голову, отвлекаясь от подкручивания винтов, поддерживающих наколенник. Меха, броня у которого пребывала бы в более расхлябанном состоянии перманентно, стоило еще поискать.
– И мой, – Дайкдиггер нервно пощелкал клешнями.
– В «паутине» всегда так. Аршиты что-то делают, чтобы мы теряли ориентацию здесь… электромагнитное излучение или что-то в таком роде, – пояснил Споттер с ощутимым волнением. – Ты защищен лучше, Кнопка.
– Я… не могу синхронизироваться с зондами, – разведчик дернул руку вверх и уставился на экран. Дэдхэд заглянул тоже, но ничего не понял в сияющей сетке белесых линий. – Я… надо найти их. Они выключились, когда я отрубился. И мне показалось, перед оффлайном я получил какой-то странный сигнал… я не уверен, – он растерянно поднял взгляд на Дайкдиггера.
Дэдхэд слегка дернул его за пушку – за антенну, – и он выдал смесь ойканья и ругани, которая была бы забавной, если бы разведчик не стал вдруг бесполезным довеском в их отряде.
– Не было печали, – зло зашипел Скарк. – Экспериментальный образец, ржа.
– Я не… – возмутился было Кнопка, но стих и добавил тускло: – Мне хотя бы один найти. Я по цепочке активирую… они соподключены…
– Где, по твоим данным, ближайший? – Дайкдиггер мотнул вытянутым шлемом в сторону экрана.
– Ниже. Идти, наверное… часа три, – прикинул Кнопка безрадостно. – Там коридор расширяется, это последние данные, у меня обрыв карты дальше.
– Выдвигаемся, – приказал бригадир.
Дэдхэд неохотно поерзал, но все-таки оторвался от пола – и вздернул разведчика следом. Тот охнул.
– А говорил, не больно, – грозно сказал Дэдхэд. – Врешь ты много.
– Первый раз так, клянусь, – скрипнул Кнопка. – Я даже не понимаю…
– Слабаки не выживают, – отрезал Дэдхэд, глядя на него сверху вниз. – Мы не обязаны тебя на себе возить. Вырубишься еще раз и оставишь нас без карты в этой дыре…
– …бросите меня? – тускло спросил Кнопка. Даже не возмутился, надо же. И не попытался сказать, что без его хваленых зондов они могут целую вечность блуждать в «паутине».
Дэдхэд мрачно подтолкнул его в спину:
– Нет. Но я тебя отделаю. Ясно?



– Гвоздей Хайтспоту в бак, – ворчал Скарк.
Разведчик опасливо посторонился. Хотя он и следил за картой, вперед теперь не совался, и поэтому оказался в середине группы. Судя по тому, как он дергался, ему казалось, что все бойцы злы исключительно на него. Никто не пытался разубедить его – пусть пока почти бесполезный, Кнопка был хотя бы забавным.
– Жаль, что тебе так не повезло, – снова решил подлить масла в огонь Дэдхэд, раз развлечь себя все равно нечем. Разглядывание однообразных коридоров с тупыми гравировками вызывало у него только скрежет дент. – У Хайтспота только летунам хорошо, а мы так, на побегушках у бомбардировщиков.
– Я б этим болтам крылья-то пообрывал, – лязгнул Рук кулаком о ладонь. – Им никуда не приложиться, а мы тут краску обдираем, – коридор и правда сужался, Дэдхэд уже давно шел, пригнувшись, да и остальным было не очень просторно.
– Н-но, – неловко начал Кнопка, – разве не должно быть… командной работы? Мы наводим их на нужные точки, чтобы…
Кто-то захохотал за спиной и тут же подавился смехом. Эхо разнеслось по коридорам и быстро заглохло.
– Такими успехами, они будут на наши потухшие искры наводиться, не иначе, – хмыкнул Байворд. – Да я, когда меня переводили, даже не думал, что где-то могут, ржавь, танков гнобить!
– Рассказывай! – поддакнул Дэдхэд. Он шагал замыкающим, но старался влезть во все разговоры.
Кнопка затравленно переводил оптику с одного здоровяка на другого.
– Слушай их поменьше, – вмешался Дайкдиггер, снова портя развлечение своей унылой линзой. – Скролл Аут, командующий разведкой, все миссии умудряется вывернуть… ну, как по учебнику. Они часто вместе работают: Скролл Аут собирает данные, Хайтспот разносит все к шаркам.
– Но у Скролл Аута обаяние в обхвате как Титан, а у Хайтспота рожа кривая, и говорит он так, будто все ему должны, – вставил Байворд.
Когти бригадира угрожающе клацнули, и Байворд выразительно вскинул голову, уставившись взглядом в потолок. Мол, ничего не говорил, вообще молчал.
– Скролл Аут умеет все так представить, что после каждой кампании все реверансы ему, а Хайтспот… Молодец, да, но просто свое дело делает, – добавил Споттер.
– Тупой боевикон. Как мы с болтами, – Дэдхэд попытался развести руками, но металлом пальцев заскрипел по стенке. – Никто спасибо не скажет, хоть ты топливный насос порви.
Не то чтобы его это волновало, но выражение лица маленького разведчика, представлявшего себе беспросветное будущее в подчинении вечно злого и полного предрассудков начальства, было завораживающим. Кнопка оборачивался к Дэдхэду, пытаясь по перечеркнутому крестом фейсплейту понять, врет тот или нет, издевается или говорит серьезно, и в такие минуты казался еще более беспомощным.
– Все, отставить, – Дайкдиггер со свистом взрезал когтями воздух. – Выполним задание, принесем Хайтспоту, что он там хотел, и нажремся. Я проставляюсь.
– Где ты хайгрейда-то столько возьмешь? – хохотнул Дэдхэд, которого, впрочем, предложение выпить развеселило.
– Это уже мое дело, – единственная линза бригадира вызывающе сверкнула.
– Эй, Кнопка, тебе хайгрейдом заправляться можно? – гыгыкнул Байворд. – Или проц снесет?
Дэдхэд услышал сдавленное бормотание: «Да вы все тут в Хайтспота!», – но задирать мелкого дальше пока не стал. Даром он уже столько тысяч лет мехов пытает, что ли? Если сразу слишком сильно надавить, легко сломать. А с Кнопкой еще долго веселиться можно, так что…
Разведчик потирал шлем одной ладонью и вертел головой по сторонам, все сильнее отставая. Почему именно он вызывал у новичка больше доверия, Дэдхэд себе объяснить не мог. Но Кнопка именно его шепотом спросил:
– Это вообще нормально – дискриминировать по альтмоду? Разве мы не… разве десептиконы не…
– Тебя когда собрали?
«Дискриминировать». Слова-то какие. Дэдхэд даже подшучивать не стал над тем, что этот вопрос задает ему вчера склепанная «штамповка», предполагаемая продолжительность жизни которой – одна-две боевых операции. Ладно уж, Дайкдиггер задал тон – не гнобить мелкого без причины, и Дайкдиггера стоило слушаться. В отряде командиру решать, когда и кому не давать прохода.
– Я… ну вот… для этой кампании, – смутился Кнопка. – Но я… у меня есть файлы в памяти… довоенная история…
– Довоенная история вокруг тебя, – снисходительно заметил Дэдхэд, теряя интерес к разговору. Лекции читать о десептиконской морали он не подписывался. – Я или вот Дайкдиггер – это довоенная история. Он Луну-2 перекапывал, а я в Пескус Хексе мусор утилизировал. Дискриминация – это когда тебе лицо публично выдирают, парень. А Хайтспот просто мудак.
– Но ведь так не должно быть! – горячо, правда, по-прежнему на минимальных настройках вокалайзера зашептал Кнопка. – Разве восстание было не затем, чтобы все… все были… равны и вместе… вместе строили мир?
Дэдхэду окончательно расхотелось шутить. Он еще помнил время, когда думал точно так же, но служба что-то ломала в изначальной идее, он сейчас пытался нащупать – что, и никак не удавалось. Попытки поразмыслить отвлекали от приятного предвкушения битвы.
Ему нравилось убивать. Может, было что-то еще – что-то, почти забытое, – до войны. Но теперь… В конце концов, пожаловаться на несправедливость – это святое, однако его актив был вполне сносным. Он был ценным солдатом, командование любило демонстративные пытки, а куда уж эффектнее. Хайтспот в него не одного автобота засунул, а когда те раскалывались, всегда можно было это отпраздновать. Сначала победой, потом хорошим таким отгулом.
Можно сказать, Дэдхэд развернулся на службе. Да, бывает, когда – как сейчас – болтаешься в какой-то клоаке, и это ужасно бессмысленно, но чаще удача ему улыбалась. Перемалывать автоботских шпионов, чтобы те вместе с энергоном изливали все тайны своих начальников, было непыльным занятием – и полезным заодно.
Не то что в отходах по колено ворочаться, пока тебя ни в шаникс не ставят. Даже когда прозвище давали – поиздевались вдоволь. Попытки взять другое имя проваливались: сослуживцы непременно вытаскивали из личного дела именно это и уже не отцеплялись. Все, что Дэдхэд смог, это разбить столько посмеивающихся голов, что буквальное значение стало превалировать над переносным. Раздробить кому-нибудь башку несложно, а уважение к тебе моментально подскакивает.
Вот видел бы Кнопка, как он это делает, мигом перестал бы докапываться.

@темы: творчество: фанфик, комикс: MTMTE, вселенная: IDW, R

Комментарии
2016-09-10 в 03:10 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:11 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:12 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:13 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:13 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:14 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:15 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:15 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:16 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:16 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-09-10 в 03:17 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

'Till All Are Fun

главная