03:33 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
Долгострой получился чуть более долгим. =)

Название: Механизм замещения. Главы 15-17
Автор: Diana Vert
Размер: макси
Персонажи: Нокаут, Брейкдаун, оригинальные
Категория: джен
Рейтинг: PG-13 со слабыми всплесками хирургической R
Краткое содержание: На войне можно делать шаниксы, только если сам не воюешь. Нокаут старается игнорировать конфликт автоботов и десептиконов, но почему-то больше не получается. А хотя нет, если очень постараться, то вполне получается.
Ранее: 1-3, 4-6, 7-9, 10-11, 12-14.

15

Нокаут передернул колесами, когда из-за двери донеслись с разницей в наноклик отчаянный крик и мощный залп.
– «Никаких дезактивов», – негромко передразнил его Брейкдаун.
Отступать все равно было некуда. Доктора и его ассистента сопроводили от границы Протихекса до этого самого места боты Стиллэша. Наниматель оказался занят, но вооруженное сопровождение никуда не делось, и Нокаут готов был поклясться: если бы не маски, их зловещими ухмылками можно было бы самого Прайма до слива топлива довести.
Впрочем, сколько Кибертрон уже существует без Прайма? Все катится к Юникрону в выхлоп, потому что планета осталась без централизованной власти. У автоботов рулят военные, но они слишком заняты, чтобы обращать внимание на процветающие в далеком от фронта городке гладиаторские бои. Зато Стиллэш устроился отлично…
Нокаут тоже собирался отлично устроиться. Чужие проблемы не должны становиться его процессорной болью! Исследователю нужен размах для творчества, в конце концов!
Брейкдаун угрюмо смотрел на дверь, и становилось ясно, что он такой подозрительный размах на молоте вертел. Нокаут тоже, конечно, немного нервничал… но Стиллэш, можно сказать, его ментор! Первый серьезный наниматель, благодаря аренам которого Нокаут приобрел море полезных навыков. В академии столько практики не получали даже самые успешные ученики, а под крылом Стиллэша опыт буквально сыпался с неба.
Ну, грохнул он там кого-то, и шлак с э…
Створка двери тронулась, с жужжанием поднимаясь. Ближайший к ней бот мотнул головой и изобразил издевательский приглашающий жест, мол, что, в пол вплавились?
– Вы быстро приехали, – с неизменной раздражающей статикой в голосе заметил Стиллэш, поворачиваясь к ним. Нокаут слегка скривился, услышав это поскрипывание. Он отвык от помех, неприятно проезжающихся по аудиодатчикам, общаясь в основном с мехами, вокалайзер которых был идеально откалиброван.
Впрочем, Стиллэш таким способом наверняка скрывал исходную модуляцию. Вести нелегальный бизнес и болтать так, что любая экспертиза расколет тебя, как несформировавшуюся камеру протоформы, по меньшей мере глупо.
– У тебя деловые болты в команде. Даже толком окрестностями полюбоваться не дали, – Нокаут вальяжно прошел вперед.
Этот свежий энергон на полу – из того меха, которого подручный Стиллэша волочил сейчас прочь из ангара. Нокаут не успел разглядеть жертву как следует, разве что подумал, что альтмод у нее не тяжелый. Стиллэш в сторону дезактива не смотрел. Дуло его пушки, буро-красное изнутри, постепенно темнело.
– Недолго ждали?
– Совсем чуть-чуть, – заверил его Нокаут.
Разумеется, эффектное совпадение не было случайным. Стиллэш сразу давал понять, что какие бы незаконные дела он тут ни проворачивал, в вопросах разрешения проблем у него развязаны руки.
Стиллэш чуть повернул голову. Несмотря на бегающий индикатор визора, было ясно, что заинтересовал его Брейкдаун. Тот напряженно уставился в ответ, сжимая и разжимая пальцы.
– Не ожидал тебя увидеть, – скорее всего, соврал Стиллэш. – Смотрю, ты больше не хромаешь.
Нокаут насторожился. Брейкдаун у Стиллэша дрался, это да, но едва ли хозяин арены стал бы запоминать меха, который провел совсем немного боев. И уж тем более его травму. Нокаут всегда думал, что за «не поладили» стоит какая-нибудь обычная история с недоплаченными шаниксами за взнос, но… тогда почему Брейкдауна так перекосило от вопроса, что его фейсплейтом можно запугать маленькую толпу «меченых»?
– Брейкдаун мой ассистент, – вмешался он, пока тот что-нибудь не ляпнул.
– Любопытный выбор, – хмыкнул Стиллэш. – Раньше убивать у него получалось лучше, чем лечить. Ха!
Он прошел мимо Нокаута, приподнявшего палец и тщетно попытавшегося вставить пару слов, и оказался рядом с Брейкдауном. Нокаут никогда не задумывался о Стиллэше как о потенциальном сопернике, а теперь отчетливо представил, каково было бы с ним драться. Огромный грузовой самолет, мощная броня… встроенное вооружение, как у военного класса. Рядом с ним даже Брейкдаун казался не таким уж здоровяком.
Ход разговора Нокауту как-то не очень нравился.
– Раз у тебя теперь есть работа, не хочешь заплатить мне за Питкрашера и Мефит, а? – обратился Стиллэш к ассистенту.
– Чего-о? – вырвалось у Нокаута.
Мефит. Брейкдаун как-то вспоминал ее… точно, когда они обсуждали боевой потенциал Нокаута. Нокаут ее тоже помнил: одна из немногих, кому он за время работы на Стиллэша не смог помочь.
Соперник разорвал Мефит на части, Нокаут просто не успел ничего сделать. Она погасла прямо на его столе.
– А! Он тебе не рассказывал, почему вылетел с арены? – голос из-под маски прозвучал удивленно. – Его неумение сдерживать силу стоило мне двух бойцов! Должок-то вернешь, а?
– Юникрон тебе вернет, – Брейкдаун приподнял руку, сжимая в кулак.
Нокаут запаниковал, обнаружив, что его ассистент в клике от того, чтобы столкнуться с их работодателем.
Стиллэш рассмеялся:
– Расслабься, Брейки. Не будем ворошить старое, да? – он выразительно наклонился. Брейкдаун встретил его кривым оскалом. – Мы порой проводим бои до смерти. Не хочешь поучаствовать?
– Стиллэш, – Нокаут взволнованно сцепил когти, все еще пытаясь вернуть хоть немного контроля над ситуацией, – ты не говорил…
Драки до дезактива – нечто еще более незаконное, чем просто гладиаторский бизнес. Желающие посмотреть на смерть отваливали горы шаниксов, а сами бои проходили не столько зрелищно, сколько предельно жестоко. Те, кто умел делать шоу из убийства, в этом деле жили дольше, но и их рано или поздно настигал сокрушающий удар.
Нокаут был не против посмотреть. Но сейчас все с ума сходят из-за одного выскочки-гладиатора, и если ему придется присутствовать на боях, шанс загреметь в тюрьму, а то и в трудовой лагерь, невероятно велик. Накроют арену – и его тоже загребут. А у него здесь даже нет ни одного знакомого в полиции! Ох, он никогда не думал, что так быстро начнет скучать по Кэрриеру на новом месте.
– Протихекс – это не Арея, Нокаут. Здесь настоящее веселье, тебе понравится! – Стиллэш не обратил никакого внимания на его замешательство. – Так что, Брейки?
– Катись, штырь ржавый, – откликнулся тот.
– Брейкдаун! – Нокаут дернулся и заторопился как-нибудь исправить ситуацию: – Стиллэш, послушай… давай лучше о работе поговорим, а? Я думал, я тебе тут нужен, а не мой ассистент… И не станет он на арене драться! Я ни с кем больше работать не буду, если что, сразу говорю!
Голос повысился до визгливых ноток. Глухая маска повернулась к нему. Нокаут придержал вентиляцию.
– Да, доктор, – щелкнула статика, сопровождающая усмешку. – Дела не ждут. Бои раз в цикл. Ты должен быть на каждом. Если я говорю, что какой-то боец должен встать и драться на следующей неделе, ты делаешь это возможным, даже если его из мертвых придется поднять. За дезактивы я не плачу.
– Понятно, – знакомое русло разговора вернуло Нокауту немного спокойствия.
Стиллэш не спрашивал его, согласен ли он на такие условия. Подразумевалось, что раз Нокаут попросил у него пропуск в Протихекс и работу, идти ему некуда.
Присутствие на арене – это неприятно. Но, возможно, в Протихексе не так пристально следят за этим. В отличие от Ареи, этот город всегда был раем для нелегального бизнеса, Нокаут пока не знал, изменила ли что-то война.
– Комплектующие и инструменты с тебя, – предупредил он. – Я хочу отдельный приличный ремблок, не вызывающий подозрений. А, и да, все дезактивы – мои без вопросов.
– Ты все такой же жадный. Пойдем, Нокаут, обсудим детали, – Стиллэш поманил его за собой. Он двигался тяжело, но не грузно, и меньше всего хотелось проверять, как быстро он способен разделаться с кем-то, кто ему не по нраву. И пушка, конечно… у Мегатрона похожая, если верить новостям. Хм, пожалуй, Стиллэша Нокаут опасался больше, чем какого-то Мегатрона. – Брейки, можешь подождать здесь. Постарайся не разорвать никого из моих болтов.

***

– Ты не рассказывал мне, что это Стиллэш тебе бедро вывернул, – Нокаут положил ладонь на новую платформу для подзарядки. Выглядела она вполне комфортной.
Они добирались сюда в молчании. Их сопровождали головорезы Стиллэша, хотя ехать пришлось не очень долго, а Нокаут заверял, что способен сам выстроить маршрут по координатам. Кажется, новый босс вознамерился крепко вбить Нокауту в проц, что слушать его тут никто не будет, и что каждый его шаг Стиллэш будет контролировать.
– А должен был? – угрюмо подал голос Брейкдаун.
Стиллэш никогда не радовался несанкционированным смертям. Когда у стантикона, пришедшего подзаработать, не нашлось шаниксов, чтобы окупить его расходы, он искалечил его и закрыл дорогу на арену. Показался ли ему Брейкдаун слишком мелкой сошкой, чтобы возиться с его утилизацией, или он рассчитывал, что тот наработает достаточно, чтобы вернуть долг? Нокауту не нравилось предполагать, как ассистент вообще смог уползти оттуда с перебитыми ногами. Без помощи у него точно не получилось бы. А последствия того повреждения подпольной хирургии оказалось не под силу устранить.
– Ну, что ты ему за двух ботов должен, ты тоже умолчал. Шлак, ты Мефит уделал! Ты! – Нокаут возбужденно взмахнул ладонями, стараясь отвлечься от неприятных картин, рисуемых воображением. – Она была просто вдребезги…
Брейкдаун врезал кулаком по стене:
– Нокаут!
Вышло, кажется, громче, чем он ожидал. Нокаут замер, и целый наноклик можно было расслышать шуршание осыпающейся после удара краски.
– Хватит, – произнес Брейкдаун после кликового молчания. – Я не хотел ее убивать. Я на арену не затем ходил, – и еще тише: – Я жалею, что не мог остановиться. Что никогда не могу остановиться вовремя.
Нокаут взволнованно прошелся по комнате. Ему хотелось пошутить про первую вмятину на стене их нового дома, но… одновременно не хотелось.
Он, конечно, замечал, что у Брейкдауна проблемы с управлением гневом, однако вспышки его ярости никогда не казались такими уж разрушительными. Хотя… под мостом в Ферруме… и когда он забил Рука… Драка с Гроссофтером из-за бесящего пустяка – тоже следствие его несдержанности?
Брейкдаун – точно не одержимый смертью варвар. Порой Нокаут сам себе казался слишком жестоким мехом рядом с ним. Он сузил оптосенсоры, наблюдая за тем, как ассистент стряхивает прилипшую к пальцам краску. Проблемы с эмоциональными контурами часто бывают у тех, кто меняет корпус под лазерным скальпелем недостаточно хорошего специалиста. Еще виной может быть какое-нибудь излучение – Брейкдаун ведь в каких только шлаковых местах не работал, да? Он, конечно, не шахтер, а строитель, но…
– Что значит «никогда»? – спросил Нокаут нарочито небрежно. – Мы же с тобой спарринговали, все было нормально.
Брейкдаун молчал несколько кликов.
– Я все время боялся, что сорвусь. И я понятия не имею, почему этого ни разу не случилось. На арене все совсем по-другому. Все орут, воют, и не «осторожно, полировка!», знаешь. Ты просто…
– Несерьезный противник? – улыбнулся Нокаут.
– Да нет. Сейчас уже ничего противник. Просто, когда я с тобой дерусь, мне проц не срывает, – вздохнул Брейкдаун. – Давай не будем про это? Мне вот так Стиллэша хватило. Он злопамятный болт, поверь.
Вот уж точно. Нокаут не был уверен, стал бы он переезжать сюда, если бы ассистент рассказал про Мефит и Питкрашера. Может, и да. В Арее нечего было ловить, просто…
– Брейкдаун.
– А?
«Мы можем что-нибудь придумать. Мы можем сбежать из Протихекса, если хочешь», – не сказал Нокаут.
– Хватит хныкать. Стиллэш – наш наниматель, и это все, что тебя и меня интересует. Мы сможем зажить тут спокойно, Брейкдаун, только посмотри, – он развел руками. – Этот ремблок, этот город, легкие деньги! Забудь все, что было раньше.
Ассистент прищурился:
– Тебе это легко удается. Забывать.
– Хвала Праймасу, – подтвердил Нокаут.

***

Брейкдаун как в очиститель глядел. Количество «сложных случаев» – считай, близких к смерти мехов, которых бросали на ремонтную платформу Нокаута, – оказалось намного больше, чем в довоенные астроциклы в Арее. Перфекционизмом приходилось давиться.
Раз в цикл Нокаут ездил на одну из подпольных арен – у Стиллэша их было больше пяти по всему городу, и два раза подряд на одной и той же бои не проходили, – где за очень хорошую плату вновь чувствовал себя на практических занятиях по анатомии. Правда, в развороченных корпусах еще теплились искры.
«Бой до дезактива» – это название. Фикция. Жанр представления, если угодно, – когда соперники стремятся любым путем к победе, жестокой и стремительной. Проигравший вполне мог выжить, и вот тогда в борьбу вступал Нокаут. Присутствие на арене оправдывалось тем, что вытаскивать угасающих бойцов из дезактива приходилось в считанные клики. Чаще всего перевозки в другое место они просто не выдержали бы.
Почти не приходящие в сознание, пациенты могли буйствовать – и в таком случае получали от Брейкдауна. А еще не могли сопротивляться установке принудительных апгрейдов и проведению экспериментов, на которые приличные мехи не согласились бы. Стиллэш не жалел шаниксов. Скорее всего, за ремонт платили спонсоры гладиаторов, которых Нокаут просто не знал. И не хотел знать. Вообще не интересно. Он работал со Стиллэшем, а тот любил зрелищность и – самое главное – не экономил на услугах доктора.
Даже удивительно, что несмотря на войну арены оставались прибыльным развлечением. Они притягивали тех, кому не хватало острых ощущений по новостным каналам, и, видимо, помогали разрядиться. Нокаут, который теперь тоже стал зрителем, постепенно втягивался. Фланнел был прав, слушать лязг деталей, видеть, как выплескивается из только что разорванных трубок энергон, в определенном смысле… заводило.
Порой Брейкдаун так напряженно наблюдал за боями, как будто втягивался. Выражение азарта на терракотовом фейсплейте пробуждало у Нокаута смутную тревогу, однако ассистент и не заикнулся о смене деятельности, даже на один разочек. Впрочем, Стиллэш продолжал поддевать его, и Нокаут старался всегда торчать поблизости, а желательно – как ни жутко – между ними.
Он хорошо представлял, сколько стоят смерти обученных гладиаторов. Они с Брейкдауном еще столько не наработали, чтобы расплатиться со Стиллэшем, и еще больше пугало то, что Стиллэш пока не требовал вернуть долг.
Он ждал удобного момента. Нокаут знал. Оказавшись хозяином положения, он бы тоже ждал, когда сможет потребовать платить по счетам.
«Чем Стиллэш лучше Селект Райза?» – спросил как-то Брейкдаун, в очередной раз испортив своей рефлексией вечер просмотра «Монструкторов». По шоуиндустрии война ударила не меньше, чем по другим сферам, и настоящие фанаты воспринимали каждую выходящую серию как смачную оплеуху обстоятельствам.
Как правило эти фанаты не собирались ставить себе военные апгрейды и отправляться в автоботскую армию, презирая то, что вербовщики называли «гражданской ответственностью».
«Спрашиваешь, – ответил тогда Нокаут. – Время Селект Райза прошло. Зацикленность на старых порядках уже не в моде, но все эти автоботско-десептиконские штучки… – он презрительно фыркнул. – Нет, мы не должны быть в команде советника, это точно».
«Но тут не лучше, серьезно».
«Вот и нет, – Нокаут выразительно ткнул в новенький вогнутый экран. – Поспорь со мной».
Спорить Брейкдауну было сложно, потому что в Протихексе парадоксальным образом они и правда могли позволить себе больше, чем в Арее.
Не все бои были смертельными, но уровень жестокости по сравнению с Ареей оказался намного выше. За груны, проведенные над невыжившими бойцами, Стиллэш действительно не платил, но из дезактивов можно было надергать запчастей. Чем больше целых донорских деталей умудрялся вытащить Нокаут из разбитого корпуса, тем больше был его процент от продажи на черном рынке. Стиллэш держал слово и не спорил, если его личный подпольный доктор решал оставить все себе.
В свободное от запаивания чужих искровых камер время Нокаут прикидывался законопослушным мехом – как и прежде. И даже мелькал на местных – любительских, к сожалению – гонках. Их с Брейкдауном ремблок приютился на окраине тихого района. По меркам этого города тут было так же безопасно, как в Палладии по сравнению с Феррумом. Для Протихекса это значило «есть шанс, что на тебя не нападут».
Это было неспокойное место, но Нокаут чувствовал себя здесь вполне комфортно.
А потом – через три декацикла – Арея пала.

***

Нокаут узнал об этом чуть позже, чем законопослушные мехи, не участвовавшие в стритрейсинге. Он вернулся в ремблок с заезда и нашел Брейкдауна напряженно пялящимся в экран.
– У тебя такое выражение, будто Джиаксуса наконец-то раскрыли и сезон свернули, – Нокаут выгнулся перед отражателем, с тревогой рассматривая спину. Сегодня его очень нехорошо зажали в подземном переезде, и до сих пор не был уверен, насколько повреждение критичное. Что ж, кажется, ничего смертельного. Он уже точно знал, где отомстит ржавой заразе с искрящимся голубым покрытием на следующей гонке. Протихекс стоит над огромными масляными протоками, и некоторые выезды на мосты очень опасны для тех, у кого есть недоброжелатели на трассе…
– Десептиконы взяли Арею, – Брейкдаун откинулся назад в кресле. – Сегодня утром напали, и уже… все.
– Что ж, мы вовремя убрались, – Нокаут отлип от отражателя, нашарил пустой куб на полке и плеснул в него из канистры. Топливный бак требовал, чтобы его наполнили, но шататься по протихексским заправкам – себе дороже. – Эй, я думал, мы платим за столько каналов как раз затем, чтобы не смотреть новости?
– Они смяли оборону в считанные груны. Говорят, их многие поддержали в городе, и… посмотри только. Они все с землей там сравняли, – Брейкдаун нахмурился.
Нокаут замер, изучая нарезку мутных кадров, полных помех. Бомбардировка, взрывы и черные обгоревшие корпуса на фоне руин Родия, промятый и расколотый купол Арейской Оперы.
– Это последние данные. Сводки обновляют каждый грун. Вроде как есть беженцы, и их теперь примет Протихекс, – Брейкдаун забрал у Нокаута куб с энергоном и отпил так жадно, будто пол-орна просидел перед экраном, даже не подумав заправиться.
– Это… это,.. – Нокаут замолчал.
Не хотелось признаваться, что картина разрушений выбила его из колеи. Он представлял себе падение города как-то… не так. Он не думал, что, прожив столько астроциклов в Арее, сможет не узнать городской пейзаж. Ни одного шпиля, только дым, прорезаемый силуэтами истребителей.
Общий вид с камеры какого-то военного репортера сменился записями беспилотника, успевшего передать съемку с улиц, прежде чем его сбило ракетой. Особенно четкими были кадры с расколотыми ступенями здания Арейского суда. Дезактивы на них пострадали не от огня – такими, смятыми и вспоротыми, были обычно пациенты Нокаута, только выволоченные с арены. Бегущая строка сообщала, что десептиконы безжалостно зачистили…
Нокаут ткнул пальцем в пульт, останавливая трансляцию.
Фраг. Фланнел. Это точно Фланнел. Вместе с остальными своими пугливыми и важными товарищами, ненавидевшими новую юридическую эпоху… Ему пробили честплейт насквозь. Оплавленные рваные следы спереди позволяли понять, что это был выстрел из лазерной пушки, но всматриваться не было никакого желания.
– И м-много выживших? – спросил Нокаут негромко. – Беженцев?
– Как я понял, нет. Никто пока не может ничего сказать. Сейчас десептиконы полностью контролируют небо, даже статичные снимки больше не обновляются.
Нокаут отвернулся, загораживая экран и от Брейкдауна тоже. Шлак, ему всегда было в глубине искры лить на то, сожжет ли Фланнел себе что-нибудь во время неудачного эксперимента с топливом! Но он был клиентом так долго… у него было так много клиентов в Арее, которых он никогда не жалел, но имена которых теперь лезли в процессор, словно вдруг повалившие ошибки.
На месте Городского Совета и вовсе образовалась глубокая воронка, заполненная пугающе яркой на этих мутных записях кислотой.
– Нокаут.
– Да?
– Я почти уверен, что никто из моих там не погиб, – «моих» это «стантиконов», очевидно. И других рабочих, из общества которых Брейкдаун перекочевал в Палладий. Взгляд Брейкдауна бегал где-то за спиной, но толком рассмотреть восстановившуюся после паузы трансляцию у него не выходило. – Что те болты, которые «поддержали Мегатрона», это они, знаешь. Это очень странно. Город весь… а я…
– Ты вообще ни при чем. Не важно, кто там кого поддержал, – резко сказал Нокаут. – Тебя там не было.
Брейкдаун явно считал, что теоретизирование в данном случае продуктивно. Какое… неуместное упорство. Как будто здесь к нему могут прийти и арестовать за то, что он когда-то бегал в компании сомнительных болтов, нарисовавших на себе фиолетовый знак, едва запахло паленым! Всем лить на Протихекс…
Или нет? Теперь – нет? Брейкдаун сказал, сюда направился поток беженцев?..
– …что бы мы сделали, будь мы там, когда Мегатрон взломал коммуникации и объявил, что все автоботы умрут? – услышал Нокаут.
Ох, шлак! Так вот что его беспокоит!
– Не думай об этом, – быстро ответил он, мельком скосив взгляд на свою уродливую автоботскую инсигнию. – Этого не случилось. Мы – не там.
Вот только фронт снова слишком близко. В Протихексе, кстати, «ненадежных элементов» в разы больше, чем в отлакированной эстетской Арее, где целые дистрикты населяли важные бездельники. Эти дистрикты взяли в клещи и просто вырезали… что начнется здесь, если Мегатрон не остановится на Арее? А Мегатрон вряд ли остановится, когда его армия одерживает победу за победой.
Жизнь мгновенно перестала казаться безопасной. А ведь все только устаканилось.
– Ну… я не могу сказать, что у нас не было причин для недовольства, – куда-то в потолок сказал Брейкдаун и добавил извиняющимся тоном: – Я бы не стал убивать Фланнела, но…
В его словах так и читалось непроизнесенное «но он-то предпочел бы избавиться от меня в случае опасности, верно?».
– Ты – не они, – повторил Нокаут и вдавил палец в пульт, вырубая экран. – Давай лучше прикинем, как быстро мы сможем убраться из Протихекса, пока нас и тут не накрыло.
Брейкдаун криво и совершенно безрадостно ухмыльнулся:
– Думаешь, можно бежать быстрее войны?
«Я не знаю», – с нарастающей паникой подумал Нокаут. Он так и не мог понять, какие эмоции у ассистента вызывает очередная победа Мегатрона, защитника и вождя всех, кого «меченые» ворнами загоняли в энергоновые рудники.
Нокауту было ясно одно: его чутье увело их прочь из Ареи – и, можно сказать, вовремя. Он привык доверять чутью.
– Можно бежать быстрее всего, – отрезал он и понял, что проколол когтем кнопку отключения.


16

Протихекс оказался капканом. На колесах, пробитых кривыми ржавыми зубцами, далеко не уедешь – а именно так почувствовал себя Нокаут, обнаружив Слэксота на пороге ремблока.
Понимавший, что времени немного, Нокаут уже закинул в контейнер все важные инструменты и самые ценные флаконы и сгрузил тяжести Брейкдауну, но появление пожарного, работавшего на Стиллэша, все изменило. Слэксот вовсе не выглядел раненым и нуждающимся в медицинской помощи. Едва встретившись с ним взглядом, Нокаут, не успевший широко распахнуть дверь, торопливо скинул контейнер Брейкдауну и легонько пнул его в колено, чтобы отошел подальше и не попался гостю на оптику.
Слэксот не был громилой, которого Стиллэш засылал к должникам, чтобы выдернуть им ноги из суставов. Он относился к доверенным болтам, не вызывавшим подозрений, но доставляющим послания из первых рук. И если он здесь в такую рань, значит, босс прислал его с очевидной целью.
Проследить, чтобы ушлый доктор не смылся.
Слэксот вежливо улыбнулся:
– Прости, что так рано. Ты собирался куда-то? Вроде всех стритрейсеров разогнали.
Вечно простодушным выражением фейсплейта Нокаута давно было не обмануть. Он покачал головой:
– Собирался проветриться, а то того и гляди введут комендантский час. В Арее так сделали, когда паленым запахло, – он постарался улыбнуться еще шире. – А тебя как сюда занесло? Сегодня ведь вроде не назначено боев?
– Стиллэш хочет о чем-то с тобой перетереть, – Слэксот пожал плечами. Брандспойты лязгнули по шторным дверкам. – Поднял меня с платформы на низком заряде. Уж извини.
Все ведь жалуются друг другу на начальство, верно? Так выглядят доверительные отношения.
– Можно совместить приятное с полезным, – легко откликнулся Нокаут, стараясь скрыть разочарование. – Давай пройдемся немного? Я заправился легким после гонки и предпочел бы не трансформироваться пока.
Ложь уже ничего не значила, но Нокаут привык притворяться до победного. Брейкдаун вопросительно посмотрел на него из угла, перехватывая контейнер под мышку и демонстрируя кулак. Мол, не поздно врезать Слэксоту по башке и рвануть к выезду из города…
Нет-нет-нет. Как раз поздно. Нокаут видел это в тусклых рыжих оптосенсорах Слэксота: тот знал, зачем ехал. И – шлак! – он наверняка не один. Стиллэш едва ли верит, что Нокаут полезет в драку, он знает, как доктор трясется за свою целостность, но вот Брейкдауна со счетов списывать точно не будет.
– Брейкдаун! – крикнул он, оборачиваясь, нарочито громко. – Пригляди за ремблоком, пока я не вернусь!
Ассистенту никогда не давалось убедительное вранье, так что он промолчал, оставаясь напряженным и готовым ринуться в бой. Нокаут захлопнул дверь и нервно сжал когти. Теперь, когда он вышел на улицу, он увидел два массивных грузовоза, припарковавшихся неподалеку. Когда они со Слэксотом дошли до перекрестка, оба стороживших ремблок меха завелись и проехали немного к самым дверям.
О, нет, угроза столкновения с двумя громилами не остановит Брейкдауна от реализации какого-нибудь недалекого плана, но Нокаут надеялся, что ассистент не будет ничего предпринимать до его возвращения. На самом деле, Нокаут еще не совершил ничего, что бы Стиллэшу не понравилось. Босс решил припугнуть его превентивно – и, шлак, у него получилось. Однако никакого побега не было даже в мыслях – и никто не докажет Нокауту обратного.
– Слышал про Арею, да? – спросил он у провожатого, собираясь потренироваться перед встречей с нанимателем.
– Судя по всему, Мегатрона правда ничто не остановит, – кивнул Слэксот. – Хотел бы я знать, куда он двинет дальше. Может, пора что-то менять в жизни, а, доктор?
– О, – Нокаут поднял палец, – по мне и не скажешь, но я, друг мой, люблю стабильность.
Во рту как будто что-то окислилось.
Пусть только Брейкдаун не учудит ничего!

***

– К чему такая спешка? – Нокаут по привычке приветственно поднял руку, но, собрав всю решимость, заставил себя выглядеть недовольно. – Я планировал перезарядиться после заезда… даже к тебе пришлось идти, а не ехать, – проворчал он тише и неуверенней.
Стиллэш стоял спиной, и твердости духа у Нокаута поубавилось. Почему он не взял Брейкдауна на аудиенцию?.. А если босс решит превентивно ему что-нибудь сломать, а не просто напомнить, что доктор полностью у него под контролем?
По крайней мере, они здесь вдвоем. Стиллэш редко марал руки лично; да, пристрелить кого-нибудь он мог, но Нокаута ему убивать было не за чем. И раз поблизости нет никого, кто поколотил бы шустрого медика за одно только желание сбежать от нанимателя, можно немного расслабиться.
Можно ведь?
– Падение Ареи многое изменит, – раздался вкрадчивый треск. – На самом деле, уже изменило. Ты мой ценный сотрудник, Нокаут, но еще ты – врач с действующей лицензией. Можешь не сомневаться, что получишь настоятельное приглашение в армию уже в ближайшее время.
– Что? – Нокаут поперхнулся вентилируемым воздухом. – Стиллэш, о чем разговор! Я не собираюсь на военную службу – и никто меня не заставит.
Самолет развернулся и смерил Нокаута взглядом. Бегающий индикатор как будто сканировал мозговой модуль – хотя владелец бойцовских арен в Протихексе не умел читать мысли. Определенно. Никто не может читать мысли; даже непосредственное подключение не позволяет взломать процессор настолько чисто, чтобы уловить не перепутанные обрывки воспоминаний, а сиюминутные идеи, формирующиеся и тающие в одно мгновение. Нокаут понимал это как врач – но никакое профессиональное образование не помогало сохранить спокойствие перед этим визором.
Он переступил с ноги на ногу.
– Очень надеюсь, что так, – наконец кивнул Стиллэш. – С груна на грун Протихекс заполнится беженцами из Ареи. Всех гражданских врачей призовут обеспечить им медицинскую помощь, и если ты ценишь свое официальное прикрытие, то согласишься помочь. Протихекс переходит на военное положение, об этом объявят утром. Все это усложнит нашу работу, и график боев изменится.
– Ты не собираешься закрывать арены? – изумился Нокаут.
То, что Стиллэш в курсе планов городского правительства на ближайшие циклы, его не удивляло; все, кто раньше принадлежал к высшим классам, неплохо устроились и при автоботах. Нокаут предполагал, что он крутится в гражданской авиации, возможно, даже с неплохим званием… это, правда, не объясняет оружие, однако грамотно интегрированную пушку можно и снимать, когда возвращаешься в мир закона и порядка. Главное: понимание дел не мешало Стиллэшу думать, что его подпольный бизнес происходящее не затронет.
Однако продолжать гладиаторские бои под носом у военных после того, как Мегатрон разгромил Арею, – безумие!
– Ты на все смотришь, как на развлечение, доктор, – хмыкнул Стиллэш снисходительно. – Мой бизнес дает энергон и шаниксы множеству мехов. И еще большему количеству дарит эмоции, которые так просто не получишь. Я сейчас имею в виду и бойцов, и зрителей. Пока в этом нуждаются, моя прибыль будет расти.
– Это рискованно! – выпалил Нокаут. – То есть, я имею в виду… – струхнул он под невозмутимым взглядом, – что все эти прецеденты… Каон, Тарн… Арея та же…
– Как ты представляешь себе то, что случилось в Тарне? – спросил Стиллэш, подходя ближе.
Ощущение было, будто вопрос с подвохом. Но с каким, Нокаут не знал.
– Ну, Мегатрон был гладиатором, – Нокаут осторожно провожал его взглядом, пока не пришлось до скрипа выгнуть шею. Только тогда он повернулся. Шлак, все в начале войны пеняли его этим Тарном, но когда сам он попытался об этом заикнуться, разумеется, не прокатило! – И там… все такое.
Шипящий смех сопровождался стравливанием воздуха.
– Я слышал, десептиконы подорвали Стальной Рог, – вдруг переключился на другую тему Стиллэш. – Повалить на Палладий гору – каково? – он махнул рукой так, будто прихлопывал кого-то на ладони. Шлепок вышел тяжелым и гулким. – Твой ремблок стоял именно там, верно? Ты очень предусмотрительно переехал.
– Да, – не задумавшись, выпалил Нокаут. – То есть, ты меня вытащил. Я это не забываю, поверь!
– Ты стал умелым врачом. Отчасти даже приятно знать, что это и моя заслуга тоже, – теперь Стиллэш стоял так близко, что Нокаут ощущал тепло его корпуса, как будто он немного перегрелся и не успел остыть. С чем это связано? Он недавно прилетел откуда-то, и тут же пришлось влезть в маскировку? Перебои с охладительной системой? Раньше Нокаут не замечал у него никаких повреждений… – Однажды ты захотел уйти – и я не мешал. Но ты сам попросил взять тебя обратно. Триал участия в гладиаторском бизнесе закончился в прошлый раз. Ты нужен мне в Протихексе. На гражданке. Готовым чинить тех, кого я скажу.
– О, ты можешь на меня положиться, – пообещал Нокаут, не мигнув оптосенсором. Ладонь легла на красный честплейт, прикрывая новую инсигнию. Когда она была золотистой и выделяла Нокаута классом, риска в жизни было гораздо меньше…
Десептиконы подорвали гору? Когда до Нокаута наконец дошло, он почувствовал себя совсем паршиво. Армия, исполненная ненависти ко всем, кто носит автоботский значок, способна стирать города вместе с природным ландшафтом. И она наверняка заинтересуется Протихексом рано или поздно.
Военная служба – хорошая возможность ускользнуть от Стиллэша, но шансов избежать участия в боевых действиях тогда вовсе не останется. Нет, босс может не беспокоиться, в автоботскую армию Нокаут ни ногой…
А все другие способы отступить Стиллэш закроет сам.
– Отлично, доктор, – Стиллэш приподнял руку и Нокаут инстинктивно отшатнулся от дула, почти упершегося ему в корпус. Он не сразу понял, что ему предлагают рукопожатие, а не собираются проделать в нем дыру.
Кем бы Стиллэш ни был, когда снимал навесную броню, маску и визор, едва ли он военный: в таком случае он не смог бы так легко перебраться из Ареи в Протихекс. Однако, к сожалению, это не важно. Разрешение прожигать мехов насквозь, когда пушка у тебя уже есть, получать не обязательно…
– Сделаем перерыв на пару циклов, пока ситуация не прояснится. Я пришлю к тебе кого-нибудь, – напоследок пообещал Стиллэш. – Слэксот проводит тебя обратно.

***

Брейкдаун понаблюдал немного за тем, как Нокаут следит через прорезь в тонких жестяных жалюзи за улицей, во все шарниры вращая головой, и произнес:
– Дай угадаю. Мы никуда не едем.
– Ржавый отбраковок, – процедил Нокаут и, убедившись, что никто больше не караулит их у двери, по крайней мере, демонстративно, повернулся к Брейкдауну. Ассистент никого не убил за те несколько грунов, которые шеф отсутствовал, а значит, формально их план побега до сих пор не раскрыт. Хотя… плана как такового не было. Вот теперь самое время его придумать! – Дело не стоит того, чтобы прорываться с боем, – он развел руками. – Подождем немного. Скоропалительные решения, в конце концов, не всегда правильные…
– Как тебе это удается? – покачал головой Брейкдаун.
– Что, прости?
– Противоречить себе с таким уверенным видом, – пояснил ассистент.
– Поспорь еще! – сердито ткнул в него когтем Нокаут.
После разговора со Стиллэшем он был более чем не в духе и, по правде говоря, не знал, как избавиться от мерзкого ощущения, что он – кибержучок, которого загнали в пластиковый контейнер и собираются скормить питомцу побольше.
По дороге в ремблок он – что было ему несвойственно – молчал и глядел по сторонам. К счастью, Слэксот не навязывал разговор. Ему тоже никуда не деться, вот только хочет ли он? Для Стиллэша он проворачивал разные дела. В основном обеспечивал прикрытие и отвлекал внимание служб безопасности Протихекса. Поджоги, перебои питания в районах, взрывы в технических коммуникациях и другие происшествия в орны боев были его рук делом. И он же был тем мехом, что боролся с последствиями своих действий, рискуя жизнью.
Сам Нокаут любил свою двойную жизнь, когда проводил незаконные эксперименты и гонял в Ферруме, а раз в несколько орнов пропускал куб энергона в компании арейского советника. Он даже любил ее здесь – когда, закрыв ремблок, где в основном прочищал чужие фильтры и запаивал трещины, отправлялся на тайную арену, посмотреть, как мехи рвут друг друга на части, и, может быть, спасти чью-нибудь искру.
Клик, когда двойную жизнь вести уже не получится, пугал его. И казался таким близким.
Протихекс совсем не походил на Арею. Промышленный город, построенный по строгому плану; ни одного витого шпиля, ни одного толкового театра с сияющим голографическими глифами куполом, ни одного длинного надземного шоссе – чтобы дух захватывало, когда проносишься по нему, удирая от полосатых. В Протихексе с моста ты немедленно ныряешь в какой-нибудь тоннель. В этом городе не строят слишком высоких зданий из-за периодических землетрясений.
Нокаут смотрел на эти плоские серые крыши с редкими тарелками антенн, отфильтровывал мусор, к наличию которого в воздухе уже практически привык, и повторял про себя, что Мегатрон обрушил Стальной Рог на Палладий. Искривленная гора казалась Нокауту настолько вечной, что он даже не обратил внимания, что на общих кадрах из Ареи она не пронзает небо. Падающая гора наверняка обрушила трассу вновь, нивелировав все старания по ее восстановлению. Раздавила ремблок – или что там теперь было на его месте. Судя по снимкам, темно-серые клубы не осели даже спустя груны после взрыва…
Словом, он был не в настроении спорить с Брейкдауном о том, правильно или нет признавать сейчас власть Стиллэша – и обстоятельств – над двумя отдельно взятыми врачами, точнее, врачом и его подручным.
Нокаут взялся за так и не разобранный контейнер и принялся извлекать из него инструменты. Все придется разложить и расставить по местам. А уже скоро – новый рабочий орн.
– Помоги же мне! – сердито выпалил он. – У тебя серво заржавели? Всеискра, зачем мне вообще ассистент, если он приварился к креслу!..
Брейкдаун поднялся и уверенно выгреб несколько флаконов разом. Нокаут уже давно не дергался из страха, что помощник что-нибудь разобьет, и был абсолютно спокоен за порядок на полках.
– Слушай… перед тем, как ты нашел нам работу тут, – начал Брейкдаун неожиданно подавленно, – помнишь, я говорил с Мотормастером? Он предлагал уехать с ним. Говорил, что Арее недолго осталось. Я тогда не понял, что он имел в виду, но теперь я думаю… он обо всем знал.
– Хочешь… хочешь сказать, он тебя вербовал?
– Я думаю, он тогда уже стал десептиконом, – предположение прозвучало почти буднично. – И точно знал, что Арея обречена.
Наверное, нет ничего странного, что бригадир повел своих болтов, бывших или потенциальных уголовников, в ряды фиолетовознаковых. Жизнь стантиконов не стала лучше после смены режима, и именно такие мехи составляли основу армии Мегатрона.
Казалось невероятным, что Брейкдаун мог оказаться среди них.
Что Нокаут мог остаться без него, разочароваться, броситься в Родий, принести извинения Селект Райзу… и валяться сейчас на улице с пробитой камерой искры.
– Я сказал, что без тебя не поеду. Мотормастер был против. После этого я собирался предложить тебе убраться из города, а ты сам… все устроил, – он расставил полироли от самых вязких к самым легко смываемым и обернулся.
– Вот видишь, я всегда на шаг впереди, – Нокаут встряхнулся и поймал взгляд Брейкдауна. – Пойми, на войне можно делать шаниксы, только если ты сам не воюешь, – заявил он. Это снова было не то, что он собирался сказать, но… ему хотелось внушить уверенность и себе тоже. – Держись меня, и все будет как надо. Нам не придется выбирать между твоими друзьями и болтами с криворотыми мордами на четсплейтах.
– У тебя тоже инсигния есть, – тихо напомнил Брейкдаун.
– У меня еще пила есть, – шутливо повертел кистью Нокаут, – и если ты еще раз напомнишь мне об этой уродливой метке, я тебе вокалайзер вырежу. Это… – он смутился. – Спасибо, что рассказал.
– Я давно хотел. Но думал, вдруг все брехня? И знаешь, мне даже нравится в Протихексе, – добавил он. – Наболт Стиллэша. Зато тут… ну… всем лить, был ты сервоконом или нет.
Нокаут заставил себя улыбнуться. Конечно, ассистенту тут больше по искре, чем в Палладии. Протихекс весь – словно облагороженный Феррум. Поспокойнее, поцивилизованнее, но Брейкдаун будто бы родом отсюда, а Нокауту не хватало хотя бы редких арейских выходов в свет. Смотреть «Монструкторов» на большом экране – конечно, круто, но он привык делать что-то еще. Что-то, о чем в Протихексе было странно даже думать. Ему не хватало иллюзии, что границ и правда нет, что он может ходить в оперу и потом работать на подпольной арене, может вызывать скрежет дент у Селект Райза, демонстрируя, как отлично идут дела в его сгоревшем медблоке, может… поступать, как хочет.
Даже клиенты теперь и отдаленно не напоминали Сплэш или Фланнела, суетившихся из-за смешных, но таких прибыльных проблем…
Фланнела.
– Следующий город выбираешь ты, – сказал он, заталкивая контейнер в подсобку. – Стиллэш не сможет удержать арены в таком бардаке, нам понадобится новая работа, так что…
– Договорились, – отозвался Брейкдаун. – Если тебе не нужна подзарядка, давай что-нибудь посмотрим. Не новости.
Нокаут кивнул. Уж чего-чего, а новостей он и знать не хотел, а подзарядка ему не требовалась точно – хотя он и притворялся перед Слэксотом и Стиллэшем, что еле ноги передвигает, на самом деле они с Брейкдауном планировали ехать в неизвестном направлении несколько орнов, принимая важные решения по пути, так что энергии было хоть отбавляй.


17

Площадь вокруг Центрального госпиталя Протихекса превратилась в лагерь армии спасения. Не готовое к принятию такого числа мехов правительство направляло туда всех без разбора – и тяжело раненых, и слегка ушибленных, и просто тех, кому некуда было податься. У регистрационных стоек толпились боты с исцарапанными и помятыми спинами, и то и дело слышались крики возмущения или отчаянной злости. Явившихся беженцев нечем было заправить, медиков для оказания первой помощи всем нуждающимся не хватало, и вдобавок, у протихекских служб не было ресурсов обеспечить разные условия тем, кто требовал особых привилегий, и простым горожанам. В подтверждение политики, установленной последним Праймом, когда тот еще был жив, все автоботы ютились на тесных пятачках пространства рядом, в каком бы дистрикте они ни жили раньше.
Нокаут наблюдал за копошащейся толпой с тихим ужасом в искре. Впрочем, расширенные оптосенсоры явно выдавали его нежелание влезать в этот хаос и признаваться, что он доктор, потому что Брейкдаун оттеснил его и зашагал первым.
– Разойдитесь! – гаркнул он на толпу невысоких двухколесных, на вид совершенно целых, которые галдели и требовали от ошалевшего полисбота из оцепления, чтобы их отвели в какое-нибудь другое место.
Нокаут поспешил за ним, стараясь не отставать и периодически цепляясь когтями за запаску, так удобно расположенную у Брейкдауна за спиной. Он с радостью бы повис на ней, чтобы не спотыкаться о чужие ноги, крылья, а то и бесстыдно разложенные шланги, вот только приходилось еще тащить кейс с инструментами.
Запах горелой проводки, старого масла и паники бил по датчикам.
– Я врач, – пискнул Нокаут полосатому, протискиваясь следом за Брейкдауном, и полисбот растерянно кивнул ему, даже не попытавшись проверить, так это или нет. Очевидно, из не помятых и не истощенных мехов никто иной и не попытался бы пробиться в Центральный госпиталь.
Они с Брейкдауном действительно получили предписание явиться в госпиталь, и Нокаут не решился привлекать лишнее внимание, придумывая отговорки. Он не был уверен, боится встретить знакомые лица или надеется, но пока что забыл об этих моральных терзаниях. Ощущение было, что его рассматривают так жадно, будто собираются отодрать целые детали или выпить энергон прямо из разодранных магистралей. Нокаут сосредоточенно шагал за спиной ассистента – им нужно было найти администратора госпиталя, прежде чем приступить к работе. К работе! Да он вообще сможет уйти-то отсюда? Число, может, и трагически небольшое для населения города-государства, но когда все беженцы собраны в одном месте, оно кажется невероятно огромным.
– Сколько прибыли мы потеряем, пока тут торчим! – пробормотал он.
– Это не твой основной заработок, – напомнил Брейкдаун.
Вот ведь не даст поныть. Нокаут задел кого-то кейсом, хотя очень старался держать его поближе к себе, и услышал возмущенное:
– Да ты вообще смотришь, куда прешь?! Я ранена!..
Недовольный и агрессивный тон звучал знакомо. Нокаут дернул Брейкдауна за колесо, чтобы остановился и не вздумал затеряться в толпе, и обернулся. Сплэш уже сжала кулаки и явно собиралась сорваться на первом проходящем мимо мехе, раз оказалась в этом дурдоме, но тоже узнала Нокаута – и в ее взгляде мелькнуло сначала недоверие, а потом радость.
– Квинтов выползень! – она шарахнула его по плечу – от избытка чувств – так сильно, что Нокаут услышал, как сдирается краска. Как всегда, если рядом Сплэш. – И ты тут!
– Привет! – Нокаут постарался вывернуться из-под руки, маскируя это за желание удержать тяжелый кейс. Благородный класс и аристократические привычки не отменяли того, что замашки у Сплэш были, словно она своя в Ферруме. – Как… хорошо, что ты в порядке!
– В порядке? Это просто ад! – она ткнула пальцем в гусеницы сидящего рядом меха, скорее всего, в альтмоде становившегося строительной техникой или чем-то в таком духе. – Я вынуждена болтаться тут в грязи рядом с ними!
– Ты задрала уже! – огрызнулся мех – и не смог встать только потому, что левая половина корпуса у него искрила. Алые линзы засверкали яростью: очевидно, фем изрядно его достала. – Я тебе вокалайзер выдеру!
– Не смей прикасаться ко мне! – заорала Сплэш. Ну, она хотя бы не пиналась. Обычно ее ничто не удерживало от идеи врезать тому, кто ей не по нраву.
Обстановка и без того накалена до предела, и только драки между бывшими представителями разных классов не хватало для полного хаоса. Нокаут потянул ее чуть в сторону, хотя развернуться было негде, и мотнул головой Брейкдауну. Тот взял взбесившегося экс-сервокона за плечо.
– Выброси эту дуру из проца, – негромко прогудел он. – Давай гляну твою кабину.
– Лучше бы я в десптиконы подался, – рыкнул тот.
– Полегче с такими разговорами тут, – посоветовал Брейкдаун.
О чем они говорили дальше, Нокаут уже не слышал, а Сплэш и не слушала. Проблемы низших альтмодов явно нисколько ее не занимали, и даже штурм Ареи не пробудил в ней достаточно страха, чтобы опасаться обозлившихся представителей бывших угнетаемых классов.
– Нокаут, надеюсь, ты заберешь меня отсюда? Это ужасно! – она крепко ухватила его за кисти.
Будь это кто угодно другой, он уже активировал бы пилу – отвратительно, когда тебя хватает кто попало! – но Сплэш всегда игнорировала чужое пространство. Правда, раньше она еще и неплохо платила Нокауту, а теперь…
– Мне повезло, что я была заправлена для гонки, – затараторила она, сминая в своих мощных ладонях пальцы медика. – Когда подлетела авиация, я просто рванула к выезду с сорок пятой, помнишь? Но я с тех пор и не заправлялась! Все сожгла, пока мы торчали в заторе, потом эти ублюдки обстреливали дороги. Вот, видишь, – она повернулась спиной, задев кого-то по шлему, но даже не обратив внимания на чужое недовольство. Ожог на пластинах был неприятным – местами металл потек, хотя проводка и не просвечивала. Двигалась Сплэш так, словно ничего не болело, но это тоже могло быть следствием истощения. Если она отключила часть болевых центров, как иногда делала после травм на гонках, дела могут быть очень плохи, но она даже не почувствует неладное, пока не вырубится на месте.
Осторожность – не ее конек.
– Шлак, мы дожили до того, что бунтари сбрасывают на нас бомбы! Бомбы! А сами повалили из ниоткуда. Клянусь, я не видела, но об этом все говорят. Из зеленых… порталов, – неуверенно произнесла она и вдруг стала растерянной. – Я не знаю, что мне делать, Нокаут. Я ни одного знакомого лица не видела. И у меня нет знакомых в этом грязном городке, и меня до сих пор не осмотрели! Я…
– Мне нужно отметиться в администрации госпиталя, – Нокаут выдавил уверенную улыбку. – Я уточню, в какие крупные медцентры можно перенаправлять пациентов, которым не нашлось места.
– Ты здесь как врач? – спохватилась она. – После взрыва я трансформировалась один раз, а теперь не могу вернуться в альтмод! Пришлось идти пешком, пока нас не подобрали протихексские гравиплатформы…
– Я… давай я тебя просканирую, – сдался Нокаут, чувствуя, что иначе просто не сможет высвободиться из цепкой хватки Сплэш. – Но у меня нет медикаментов, я должен сначала получить доступ к ресурсам госпиталя, так что… если только что-то срочно нужно перепаять, я, конечно, смогу…
– У тебя есть мастерская, да? – перебила она. Нокаут похолодел, будто двигатель на какое-то время вовсе перестал работать. – Ты сможешь меня забрать, правда?
О, ему только не хватало Сплэш на рабочем месте, где постоянно ошиваются экс-сервоконы, которых она будет обзывать, пока ему не подожгут ремблок. А, и болты Стиллэша.
– У меня все очень скромно, – промямлил он, активируя сканер. – Боюсь, мне негде тебя разместить.
Очевидно, бомбы десептиконов активировали мощное электромагнитное излучение. Т-шестерня не носила физических повреждений, а цепи были целы, но процессорная усталость, очевидно, блокировала команды. С обожженными деталями можно легко справиться, заменить подпаленные части внутри, но вот перепрошивка – дело серьезное. На коленке посреди толпы ей не займешься.
– Но я не могу остаться тут! – возмутилась Сплэш.
– Я что-нибудь придумаю, – пообещал он. – Ты сможешь трансформироваться, не волнуйся. Ничего необратимого.
– Ты же не бросишь…
Нокаут сделал шаг назад, и тут его спас вопль: «Энергон!» – пронесшийся над толпой. С улицы, пока еще не настолько забитой народом, чтобы там было не протолкнуться, медленно подползали цистерны. Оптика Сплэш загорелась голодно и жадно.
Беженцы, кто мог ходить, единой волной шатнулись к подъезжающим машинам. Полисботы едва удерживали оцепление, чтобы голодная толпа ненароком не повалила цистерны.
– Найди меня! – потребовала Сплэш и поспешила за остальными, расталкивая мехов на своем пути так, словно не была ранена. Нокаут облегченно провентилировал.
– Пошли побыстрее, пока нас не унесло, – шагнул он к Брейкдауну.
– Организация шлак, – проворчал тот, сочувственно поглядывая на меха с гусеницами, который явно был не против подзаправиться, но не мог сдвинуться с места.
– Пойдем, пойдем, сделаешь мир лучше, – Нокаут подтолкнул ассистента в бок.

***

– Просто дайте мне доступ к препаратам, – прошипел Нокаут, дергая за крыло высокого белого медика. Он уже брима два не мог найти ни одно ответственное лицо, чтобы как-то отметить свое появление в госпитале. – Кто-нибудь может уже просканировать лицензию?!
Он раздражался из-за того, как много времени теряет на нелепую возню. Не то чтобы ему так хотелось бесплатно лечить сотни беженцев в ближайшие орны, но впустую шататься по госпиталю, носясь с этажа на этаж, было еще глупее. Всем было попросту некогда.
К сожалению, развернуться и пойти в ремблок мешало то, что его имя болталось где-то здесь в списках, и хотелось поставить напротив него галочку, прежде чем под шумок слинять.
Крылатый устало взглянул на него и протянул фигурную ключ-карту.
– Четвертый этаж, – сказал он, – отчетность обязательна. Шаблоны и регистрационный датапад получите там же.
– Ну слава Праймасу, – Нокаут забрал карту. – Надо было бежать вчера, – пожаловался он Брейкдауну. – Даже на аренах такого бардака не бывает.
– Никогда не видел в тебе такого рвения помогать другим, – язвительно отвесил ассистент.
– Сейчас. Ты. Не. Помогаешь, – сердито пробурчал Нокаут.
В официальных учреждениях он не работал с тех пор, как проходил практику в Аяконе. Такими государственные госпитали ему и запомнились: наполненными скучными массивными докторами, готовыми чуть что тащить больных прямо на себе, датападами, датападами и еще раз датападами. Разрешение на то, метка идентификатора вот там, заверить у главврача, консультация, подождите результаты анализа пару недель… рутина, скукотища и бюрократия.
Фем на четвертом этаже с каменным фейсплейтом просканировала его лицензию и вопросительно уставилась на Брейкдауна.
– Это мой ассистент, – Нокаут почти навалился на регистрационную стойку. Ему не хотелось проверять, насколько велики шансы, что система опознавания в протихексском госпитале примет паленый чип Брейкдауна. За свой-то он не беспокоился: сейчас никто не станет обращаться в Аякон. Его прикрытие сделано на славу, чего не скажешь о кое-как состряпанной лицензии ассистента. – Слушайте, это возмутительно, я уже грун здесь и не могу заняться тем, ради чего, собственно, явился!
– Где твоя инсигния? – строго спросила фем, игнорируя возмущение Нокаута.
– Так спешил, что в ремблоке оставил, – огрызнулся Брейкдаун. – Проблемы?
– А-а-а! – Нокаут пнул помощника в сторону, снова оказываясь перед оптикой фем, и попытался улыбнуться как можно более дружелюбно: – Мы просто хотим помочь. Атмосфера напряженная, так что давайте мы просто займемся делом? Пожалуйста?
К счастью, к мрачной фемке подскочил невысокий колесный, за плечами которого Нокаут с удивлением обнаружил поднятые и деактивированные, но все же военные пушки. Он что-то негромко и четко доложил ей, из чего можно было разобрать только обращение «офицер», зато это окончательно убедило Нокаута, что госпиталь уже захвачен автоботскими войсками. Это, по крайней мере, объясняло, почему у всех врачей случились проблемы с субординацией.
С другой стороны, наверняка Протихекс получил вместе с военными медиками какие-то запасы деталей и препаратов. То, как быстро эти ресурсы добрались до Протихекса, скорее всего, означало, что у армии есть виды на это место. Просто так перебрасывать военные медчасти было бы неблагоразумно.
Стиллэш снова был прав.
– Пусть Райвет позаботится о советнике, резервы в ее распоряжении, – фем вернула заверенный датапад. – Так. Вы двое…
– Райвет?! – воскликнул Нокаут, подскакивая. Брейкдаун осторожно ухватил его за пояс, потому что шеф явно вознамерился забраться на стойку целиком. – Ты сказала…
– Райвет – помощница доктора Ред Алерт, – произнесла фем так, словно это должно было что-то сказать Нокауту. – Вы знакомы?
– Мы учились вместе, но уже тысячу ворнов не виделись! – Нокаут понял, что заулыбался.
Ничего себе! Райвет работает в Центральном госпитале Протихекса, а он ни сном ни духом?.. По крайней мере, она в порядке и не бросила медицину, и… они ведь не разговаривали с последнего курса, а точнее, с тех пор как ее истекающий энергоном корпус забрали врачи, а нервно заламывающего руки Нокаута потащили на ковер. Почему раньше он всегда вспоминал ее так, будто между ними полгалактики? Он ведь знал, что она выжила.
Нокаут понял, что очень хочет снова ее увидеть. Хоть какие-то хорошие новости!
– Ясно. Не вздумайте отвлекать ее от работы, – фем наклонилась и вытащила из-под стойки два планшета. – На комплектующие нужно получать отдельное разрешение, к сожалению, у нас их уже дефицит. Формируйте очередь из пациентов в своих блоках, ранжируя срочность операции от 1 до 10. Ты займешься блоком 15-К, ты – 18-Л.
– Конечно, я не собирался отвле… что?! Погодите, ты направляешь нас… в разные палаты? – замер Нокаут.
Эта мысль как-то не укладывалась в процессоре.
– У нас мало рук и много раненых, доктор… Нокаут, – она покосилась взглядом на экран, где еще остались данные его лицензии. – И твой чип нужно просканировать… – она подняла оптику и раздраженно спросила: – Где твой ассистент?
– А? – Нокаут обернулся и не обнаружил помощника за спиной. – О-о… знаете, он очень исполнительный. Я думаю, он уже в блоке 18-Л, так что и я тоже пойду работать! – он отступил на шаг от явно рассердившегося офицера. Ничего, пусть простит этих глупых необязательных гражданских! Нокаут постарался создать как можно более наивное выражение на фейсплейте. – Прости!.. Его зовут Брейкдаун, можешь записать!
«Молодец», – думал он про себя, пятясь. Слинять, получив все что нужно и избежав сканирования лицензии, было самым правильным решением. Нокаут почти ощутил гордость за то, как хорошо натаскал ассистента бегать от законников, но тут вспомнил о Райвет.
Фем сказала, она занимается каким-то советником? Тогда, должно быть, нужно поискать палату-люкс или что-нибудь в таком духе. Нокаут отчего-то был уверен, что самым высшим чинам из Ареи все же нашли комфортное местечко.
Он засунул в сабспейс направление в блок 15-К и пошагал к лифту.

И кусочек в комментариях.

@темы: творчество: фанфик, сериал: TF Prime, вселенная: Aligned, PG-13

Комментарии
2016-12-10 в 03:34 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

2016-12-10 в 03:34 

Diana Vert
И этим ртом ты целуешь мой перстень?!
читать дальше

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

'Till All Are Fun

главная